Завтрак без галстука.

Завтрак — это святое. Если не позавтракать до обеда — день, считай, испорчен.

Сегодня я налила себе чай, взяла вилку и только нацелилась ей на аппетитный кусочек рыбки, из под дивана, отфыркиваясь и морщась вылез… домовой. Он отряхнул пыль со своей рубашки в клеточку, одернул линялые джинсы, пригладил растрепанную соломенную шевелюру и устроился рядом со мной, буркнув недовольно: «Подвинься, расселась тут…»

Пока я ошалело взирала на моего гостя, он уже налил себе чаю, пододвинул поближе тарелку с кусочками рыбы, и уцапал булочку. потом достал откуда-то из кармана вилку и вырвал у меня из рук газету.
— Эээ… — чтобы как-то начать разговор, протянула я.
— Слушай, — отшвыривая газету в угол, заявил мой утренний гость. — Нам, домовым, никогда вас, людей, не понять. Всех этих ваших карьеризмов, духа соревнований, стремления к лучшей жизни… У нас это все называется одним простым словом — ЗАВИСТЬ.
— Да ну, почему же это стремление к лучшей жизни — это зависть? Если мне, например, хочется, вместо тряпок с базара одеваться в вещи из бутиков, а вместо стиральной машинкаи «Сибирь» иметь «Индезит»? Или обедать не в буфете на втором этаже, а в соседнем «Неаполе»?

— А откуда ты взяла, что такая жизнь лучше той, которая у тебя есть, а? И что тебе будет лучше, если ты будешь кушать итальянский хавчик вместо картошки с котлетой? Не-ет, дорогая моя! Тебе не будет лучше, во всяком случае, ты этого знать никак не можешь — будет тебе лучше или нет. Зато ты точно знаешь, что вот та фифа, которую ты встречаешь по дороге на работу, одета от бутика и кушает в «Неаполе», вот ты ей и завидуешь!

— Какая фифа? — опешила я.

— Ну можно подумать, что никаких фиф мимо тебя никогда не ходит, — сварливо проговорил домовой. А потом неожиданно заорал:

— Да неважно, завидуешь ты конкретной известной тебе фифе, или по телевизору ее видела!

Пока я хлопала глазами, обдумывая его слова, домовой выхватил у меня из-под носа последний кусок рыбы, и уже гораздо более доброжелательным голосом продолжил:

— Зависть вами движет, точно тебе говорю. Только зависть и ничего кроме нее. Все беды ваши от нее!

— Подожди, — наконец я перестала тупить и решила поспорить. — Ладно, допустим, зависть — наша самая большая беда. Но ведь тогда получается, что и самое большое счастье тоже. Если бы не стремление человека к знаниями (о’кей, пусть от зависти к другим умникам), то не произошло бы великих открытий. Вот у вас, домовых, что-нибудь изменилось с начала начал, кроме того, что вы из домов в квартиры переехали.

Домовой пожевал губами. Помом заглянул в свою опустевшую чашку, потом ответил:

— А зачем? Мы живем как на судьбою положено — одни во дворцах вон, в хоромах, а я вот… у тебя. Какой смысл мне подсиживать скажем, Епифана из коттеджа краснокирпичного, если я себя там все равно чужим буду чувствовать, а? Мне плохо там будет, понимаешь? А коттеджу этому со мной будет плохо. А вы всегда стремитесь иметь то, чего вам не надо на самом деле. И беды ваши все отсюда…

Он поднялся, деловито вытер вилку об штаны, пресек ммой законный вопрос о том, что написано в моей судьбе, потоптался на месте и полез снова под диван. Напоследок сказал:

— Ты бы порядок навела, а?

Posted in Игра в слова, Просто дневник | Tagged | 2 комментария

Мосты не горят

…и почему-то опасалась мостов. Они хуже перекресктов.

Когда-то давно я любила ходить на скелет недостроенного моста через Обь. Вы замечали, что конструкции незавершенные от конструкций разрушенных мало чем отличаются? Так вот этот самый мост напоминал трамплин для великанов — он доходил до середины реки и обрывался. Если стоять на краю — очень страшно. Зачем я туда ходила?

Бом-бом-бом! Стук каблуков по металлическому остову моста — как бой колокола. Еще очень забавно было пинать по нему пустую пивную банку. Громко и отвлекает от мыслей о том, что страшно. А потом, когда допинываешь ее до края, она исчезает и медленно-медленно падает вниз.

Был еще один мост, который произвел на меня впечатление. Точнее — это был уже не мост… Чтобы перейти одну маленькую невзрачную речушку, нужно было пройти по металлической балке чуть шире обычной рельсы. Не очень высоко. Не особенно широкая речка. Но — дух захватывает…

…всегда боялась мостов. И всегда они меня завораживали

Страшнее всего в мостах — дыры. Когда сквозь дорожное покрытие видно реку.

«Сжечь мосты»… Нет, нельзя ничего делать с мостами. Мосты разрушаются только когда приходит время…

Posted in Воспоминания, Просто дневник | 2 комментария

Колдовская доска

Может быть, это было то самое предчувствие, о котором так много говорят разнообразные оккультисты-мистики, а может быть, я просто подгоняю прошедшие события под наиболее удобную для меня картину мира. Во всяком случае, сейчас, когда я пишу эти строки, мне кажется, что я с самого начала знала, что именно этот вторник станет каким-то особенным, из ряда вон выходящим. Хотя, вообще-то не было никаких примет и знамений, вроде молний с ясного неба или кровавых слез на бюстике Пушкина, украшавшем с каких-то стародавних времен наше домашнее фортепиано. Во всяком случае, я прекрасно помню его еще с детства. Когда мне случилось его уронить и отколоть знаменитый, увековеченный в гипсе нос, мне здорово досталось от бабушки, каковая потом его и приклеила обратно, замаскировав след моего преступления зубным порошком. Но я отвлеклась. Итак, знамений не было, но сейчас, я считаю, что были. Чего стоит одно только пасмурное хмурое утро посреди июля, самого жаркого и солнечного месяца нашего, пусть короткого, зато настоящего лета. Затем приходила какая-то странная цыганка (странность ее состояла в том, что при ней не было грязного младенца, а за ее юбку не держался еще один ребенок, да и пришла она не просить на хлебушек, а спросить, в какой квартире живут Городецкие), а к вечеру еще и свет отключили, так что наши свечи превратились не в обычную блажь, а в предмет первой необходимости.

Continue reading

Posted in Орден Ночного Вторника | Tagged | Leave a comment

Волшебное путешествие

Если долго идти вдоль берега, то в конце концов придешь в то место, про которое я хочу написать.

Бело-голубая мозаика со стенок фонтана частично осыпалась. Да и сам он, впрочем, никогда не был произведением искусства. Так, чаша для воды в псевдохудожественной обработке… А рядом с ним стоит огромная статуя птицы. Сейчас уже трудно понять, что имел в виду автор этой скульптуры — петуха, пеликана или павлина. Просто понятно, что это птица, а не бегемот или, скажем, слон.

Сквозь потрескавшиеся плиты пробиваются цветы, трава, а в некоторых местах даже кусты. Кустов вообще здесь много, именно из-за них так легко не заметить это место.

В этот фонтан никто и никогда не кидал монеток. Я вообще не знаю, когда и зачем эти конструкции построили. Может, это была площадка для философских раздумий клиентов одного из соседних домов отдыха, может святилище поклонников птичьего божества, а может оно вообще никогда ничего не значило, просто какой-нибудь скульптор тренировался в безлюдном месте.

Если сесть на птицу верхом, то почувствуешь, что она почему-то теплая. Наверное, ей грустно здесь, в заброшенном одиночестве…

Странное дело, это тихое местечко приобрело очарование только придя в упадок и запустение. Если бы в фонтане играла вода, а птица была бы раскрашена свеженькими красками (и перестала бы, кстати, быть просто птицей, а стала бы петухом, пеликаном или павлином). Если бы плиты были тщательно подметены и подогнаны вплотную друг к другу… Если бы по краям площадки стояли скамейки, а из динамиков лилась бы музыка, то я не пришла бы сюда.

Posted in Игра в слова, Просто дневник | Tagged | 4 комментария

Ночь всех святых

…почему-то уснула, забыв выключить свет. Впрочем, понятно почему — легла спать с книжкой, почитать знакомые буквы…

Я сегодня одна. Мне нравится засыпать и просыпаться в одиночестве. В моем распоряжении целый широченный диван, никто не толкается, не стягивает одеяло… Сладкая истома полудремы-полусна. Шуршит ключ в замке. «Это ты, солнце?» — сонно говорю я, приподнимая голову. «Спи-спи», — произносит чей-то голос. «ЧТО?!» — вскидываюсь на подушках, широко открываю глаза. Никого. Тусклым пятном под потолком все еще горящая люстра. Тает ощущение чьего-то присутствия — невраждебного, но и не доброго. Где-то на краю слуха растворяется тихий смешок: «Хи-хи-хи…»

Сажусь на постели. Время? 5-15. Хорошо, значит скоро утро и ночь закончится. «Нет-нет, ты ошиблась! Это не 5-15, это 3-25! И все еще только начинается!» С кухни шипит помехами не выключенный приемник. «…where the wild roses grow…» тонет в шипении и треске и я засыпаю снова. Розы. Вокруг меня целое поле роз. Они разные — красные, белые, розовые… черные, синие… У меня кружится голова от запаха. «Хи-хи-хи…» — раздается на краю сознания. «Я забыла выключить плиту! Это газ!» — с ужасом вскакиваю. Просыпаюсь от своего судорожного движения. У меня электрическая плита. В воздухе витает аромат роз. Уже почти незаметный. «Надо выключит свет», — почему-то обиженно думаю я.

Комната погружается во мрак. Я падаю. Падаю. Падаю. Меня охватывает холодное оцепенение. Я слышу голоса… «Пусти! Пусти меня! Это я должна спать в твоей постели», — корявая лапа скребется в окно. Это порыв ветра качает березу под моим окном. «Все пустое. Песок сквозь пальцы…» «Утро никогда не наступит…» «Твои руки в крови…» Поднимаю к глазам свои ладони. На них кровь. Мои руки в крови до самых локтей! Вздрагиваю. Просыпаюсь. Вокруг только прозрачный сумрак ночи, освещенной уличными фонарями. Смотрю на свои ладони. Они чисты. Никакой крови на них нет. Некоторое время лежу с открытыми глазами. «Скорее бы утро!» — думаю…

Комнату заливает свет. Потоки солнечного света с ясного голубого неба. Вот оно, дневное светило, прямо напротив моего окна! О, наконец-то! Улыбаюсь. Из-за горизонта показывается второе солнце. Слишком быстро… Тихо пиликает будильник. Открываю глаза. Никакого солнца за окном нет. Серое утро поздней осени. «Хи-хи-хи…» — тает где-то в углах с клочками ночного кошмара.

Сигарета в дрожащих пальцах. Кофе. Душ смывает остатки страшной ночи. Расческа запутывается в волосах. Что это? Просто косичка… «Хи-хи-хи…» — звенит на краю сознания.

Posted in Просто дневник | Tagged | 8 комментариев

Кладбищенская пыль

Этот вторник начался гораздо раньше обычного. Один из нас соизволил покинуть этот мир и как раз на сегодня были назначены его похороны. И наш клуб, практически в полном составе, отправился проводить ее в мир иной, вопреки, как нам казалось, желанию ее родителей и многочисленных родственников. Мы постояли во дворе отдельной молчаливой кучкой, проводили взглядами гроб и, чтобы не нервировать более почтеннейшую публику, удалились в полнейшем молчании. Наше безмолвие продолжалось до самого моего дома. В гробовой тишине я покрыла стол нашей скатертью, под оглушительное же молчание зажгла свечи, загодя, еще со вчерашнего вечера вставленные в канделябр. Чтобы не портить солнечным светом наше темное затворничество, я наглухо задернула шторы и оглядела собравшуюся компанию. На всех лицах было написано примерно одно и то же — не жалость и скорбь по безвременно ушедшей в расцвете лет и похороненной в подвенечном платье в лучших традициях, одной из нас, не страх своей собственной смерти, а какое-то поэтическое наслаждение мрачностью момента, так настойчиво привносимой ранее нашими страшными рассказами, и пришедшей теперь под своды этого дома в настоящей, жутковатой в своей неприглядной реальности, красоте.

Continue reading

Posted in Орден Ночного Вторника | Tagged | Leave a comment

Упражнения в метафоричности… Осень

Мир замер в том волшебном состоянии, когда все еще кажется, что солнце должно дарить, вместе с лучистыми и ослепительными потоками света, утомительную летнюю жару и превращать в бронзу молочно-белую кожу. Обманчивое впечатление… Дневное светило все так же сияет с лазурного свода небес, а переменчивая, уже по осеннему прохладная погода заставляет кутать плечи в шали и пальто. По все еще зеленой листве какой-то неизвестный, но несомненно талантливый художник, прошелся хаотичными мазками красно-багряного, лимонно-желтого, апельсиново-оранжевого и медово-коричневого цвета… Беззвучный смычок извлекал хрустально-прозрачные ноты из струн-паутинок, неизменных признаков наступающей осени.

Continue reading

Posted in Игра в слова, Просто дневник | Leave a comment

Лунное настроение…

Луна — это странная штука, она мешает думать. Красота и выверенный метафоричный слог спорит с классическим образованием, уверяющим, что романтичное ночное светило — это всего-лишь мертвый кусок камня, по каким-то невероятным законам висящий в абсолютной пустоте… Может ли смерть быть романтичной? Наверное, да… Если погрузить пальцы в полосу лунного света, они начинают казаться неживыми. Лунный загар

Posted in Игра в слова, Просто дневник | 4 комментария

Кукла

День медленно клонился к вечеру. Предзакатное солнце уже начало наливаться той самой мрачной багровостью, по которой особые знатоки любят определять завтрашнюю погоду. Сегодня вторник, а значит все нужные предметы скоро начнут занимать свои положенные места. Я нерешительно держала в руках скатерть, вспоминая, с чем, собственно, связано ее таинственность, сделавшая сей предмет таким почетным атрибутом наших вечеринок. Есть среди нас один заядлый театрал. Причем не просто любитель просматривать весь репертуар местных и заезжих театров, а человек, вхожий за кулисы, имеющий там не то друзей, не то дальних родственников. Как раз именно в этом театре, куда так часто наведывался в гости наш вторничный компаньон, однажды случилась пренеприятнейшая история. В одном из спектаклей, готовящихся к постановке была сцена со стрельбой — один актер должен был стрелять в другого из вполне настоящего пистолета холостыми, понятное дело, патронами. А второй, умирая, должен был упасть на стол, покрытый этой самой скатертью. Во время генеральной репетиции по какой-то непостижимой случайности пистолет оказался заряжен не холостыми, а вполне даже боевыми патронами. И на эту скатерть упал настоящий труп. Дальнейшие события можно лишь домысливать, однако результат, касающийся непосредственно нас был таков: скатерть эту повелели выбросить в кратчайшие сроки. Наш театрал не упустил такой уникальной возможности и забрал эту окровавленную тряпку себе, после чего она и поселилась навечно в нашем клубе, став одним из атрибутов ночных посиделок. Говорят, что с этой самой скатертью и раньше были связаны какие-то неприятные истории, то есть предмет сей в том театре был окутан давней и недоброй славой. Впрочем, нам все это скорее даже нравилось.

Continue reading

Posted in Орден Ночного Вторника | Tagged | 1 Comment

Мои детские страхи

Сколько себя помню, всегда боялась манекенов. Эти жуткие пластмассовые куклы стояли во всех магазинов и казались не то затаившимися врагами, не то какой-то непонятной параллельной жизнью. Паранойя? Не знаю… Будучи маленькой, я всегда от них шарахалась, сейчас, глядя на эти псевдокопии людей все время испытываю смутное беспокойство.

Еще я боюсь цирковых клоунов. Их боевая раскраска с улыбками до ушей или мертвенно-бледная внушает мне какой-то панический ужас. В детстве, будучи очень конформным ребенком, я ходила в цирк, конечно. Но никогда его не любила по-настоящему. Мне было жалко несчастных животных, фокусники вызывали у меня стойкую брезгливость, а клоуны… Клоунов я ненавидела. Единственными, на кого в цирке я всегда смотрела с удовльствием, были воздушные гимнасты. Но сейчас речь не о них. Вернемся к клоунам. Один раз, когда в мой родной город приехал очередной цирк, родители радостно похватали своих чад и потащили смотреть на заезжих гастролеров. И меня, в том числе. Так вот, какому-то клоуну понадобилась для его идиотского номера девочка из зала. И выбор его почему-то пал на меня. Не помню уже, что там нужно было сделать, но когда он взглянул на меня в упор из-под своего рыжего парика безумными глазами, я ударилась в истерику и убежала. С тех пор в цирк меня не водили. А клоунов до сих пор боюсь и не вижу, что в них может быть смешного.

Боюсь высоких этажей. Хотя сейчас уже не так как раньше, но все равно. Страшно хочется спрыгнуть вниз и это меня пугает. Опасаюсь перегибаться через перила и болтать ногами над пустотой. Причем это не относится к высоте вообще — тут все нормально. Это именно высокие этажи домов. Не знаю почему…

Боюсь громоздкой техники. Булдозеры, экскаваторы еще какая-то хрень, не знаю как называется… Все, у чего есть вращающиеся платформы и огромные ковши. Все, что двигатеся, словно механическое насекомое. До дрожи в коленках, безотчетно и бесконтрольно. Никогда не прохожу рядом даже с неработающими железными монстрами.

Еще почему-то боюсь воя в трубе. Это когда будто бы призрак плачет. Не знаю, откуда взялся страх, наверное, генетическая память. Во всяком случае, я не помню, чтобы в детстве что-то такое выло. Хотя нет… Как-то было. В одной из квартир, где мы жили, даже самый слабый ветер начинал хныкать и стонать, особенно его было ночью слышно. Я даже спать не могла от этого звука. У нас знакомый есть, у него работа — монтаж систем вентиляции и кондиционирования. Я тогда его в гости позвала, он послушал и говорит, что раз мешает, лучше переезжать. Потому что не будем же мы исправлять издержки конструкции в съемной квартире…

Наверняка, это не все. Конечно же я боюсь грабителей с ножами и пистолетами, зубных врачей и гинекологов, больших и злых собак без хозяев и поводков, но это все легко объяснимо. Самые странные страхи — непонятные даже тебе самому.

Posted in Воспоминания, Просто дневник | Leave a comment