Беседы с потусторонними-4

— Слушай, черт, — я сидела на подоконнике и смотрела в окно, а нечистый чистил свои когти кухонным ножом. — А вот если, к примеру, я убью кого-нибудь, мироздание мне за это отомстит?

Черт отвлекся от своего глубокомысленного занятия и посмотрел на меня неодобрительно.

— А что, есть кандидатуры? — произнес он с ноткой недоверия в голосе.

Continue reading

Posted in Про черта | Tagged | 6 комментариев

Беседы с потусторонними-3

Сначала я приняла тоненький скулеж за какие-то извращенные помехи в приемнике и не обратила на них внимания. Потом я подумал, что всхлипывать приемник не может и оторвалась-таки от монитора, чтобы посмотреть, что случилось. На шкафу сидел черт. Весь такой скукоженый, жалкий, несчастный и старательно дул на внушительный ожег на плече. И поскуливал, всхлипывая.

Continue reading

Posted in Про черта | Tagged | 2 комментария

Общение с потусторонними-2

Черт развалился в кресле всем своим видом демонстрируя, что у него все в порядке и даже больше. Но что-то выдавало его волнение — то ли то, что он нервно мял в пальцах сигарету, то ли подергивающийся кончик хвоста, то ли бегающие глаза.

— Эй-эй! Ну-ка не курить у меня эту гадость! — я вдруг вспомнила, что произойдет с моей квартирой, если он закурит. Черт дисциплинированно спятал сигарету. Унял кончик хвоста, зато начал постукивать пальцами по столу.

-Ну? — требовательно спросила я. — Чего надо? И давай быстрее, а то мне некогда…

— Знаешь, — замялся черт. — У меня тут такое дело… Это…

— Душу не продам. Другие предложения есть?

— Да я вообще по другому поводу… Мне совет нужен! Continue reading

Posted in Про черта | Tagged | 10 комментариев

Беседы с потусторонними

— Слушай, а давай сыграем? — кончик чертячьего хвоста нетерпеливо постукивал по полу. Он наклонился вперед, мусоля в длинных костлявых пальцах колоду карт. «Он меня что, за идиотку держит?» — мысленно пожала я плечами.

-Ну давай, — отвечаю. — А на что?

Черт насупился. Спрятал карты. Достал стаканчик с костями. Потом стаканчик тоже спрятал. Взглянул на меня исподлобья:

— Ты что, серьезно согласна?

— Я еще этого не сказала, — я снова пожала плечами, пообещав себе больше этого не делать. — Я же не знаю, на что ты предлагаешь играть. Может мне это проиграть захочется.

— Не понял… — черт недоуменно захлопал глазами. «А глаза ничего, красивые», — отметила я.

— Знаешь, — я поудобнее вытянулась в своем кресле. — Когда-то давно я читала рассказик Каттнера «Сим удостоверяется…» Там дьявол в качестве залога забрал супер-эго, совесть. По-моему, нормальный такой проигрыш. Она один фиг только жить мешает…

Черт шмыгнул носом.

— Вообще-то на души играть нельзя, да… Совесть, говоришь? Окей, принято, — он снова достал карты. Я поперхнулась. С одной стороны, я еще не сказала ничего конкретного. С другой — а что я теряю?

— А ты что ставишь?

— Ээээ… Ну… Это… Как бы…

— А если я выиграю? — мне уже правда было интересно.

— Знаешь, а давай моя ставка будет лежать вот в этой черной коробке, — на столе появилась черная коробка. — В конце концов, это такой же черный ящик, как и твоя совесть. Подсознательные воспоминания — неплохая ставка, но я пока не знаю, что в них.

— Ну хорошо… Сдавай.

Вообще-то я человек неазартный, и в карты играть не очень люблю. Да и в нечисть, честно говоря, не особенно верю. Но пусть будет. Поднимаю карты. Черт смотрит на меня хитрым взглядом.

— Фул хаус, — говорю я. Он, взвыв, швыряет передо мной каре на тузах, исчезает в клубах серного дыма. Карты и коробка исчезают тоже.

Чихаю, просыпаюсь. В комнате явственно воняет серой. Интересно, что мог хотеть проиграть черт, а?

Posted in Про черта | Tagged | 4 комментария

Оружие…

Интересно, как чувствует себя человек у которого в кармане (кобуре, за поясом) лежит пистолет?

Сначала она никак не могла понять, для чего ей подарили эту декоративную на первый взгляд игрушку. Они сказали: «Теперь не будешь ходить по вечерним улицам беззащитной!», они похлопали по плечу и улыбнулись на прощанье. А она осталась. С машинкой убийства с красивым названием «Беретта».

«Эта штучка в чем-то даже элегантна», — подумала она, некоторое время спустя. Пистолет лежал в алом чреве подарочной упаковки, но она так и не решилась его оттуда достать.

Прошла неделя. Ей нравилось чувствовать тяжесть ее новой красивой игрушки в сумочке. «Однажды он должен выстрелить!» — настойчиво билась в голове мысль. — «Ведь это же пистолет, ему положено убивать. Если он не будет заниматься своим делом, то он почувствует себя несчастным и тогда все станет совсем плохо…»

Она сидела и смотрела на свой пистолет, не решаясь взять его в руки. В последний месяц она только и делала, что трогала его, чистила, разбирала-собирала, ласкала пальцами рифленую рукоять, а вот сейчас у нее не хватало духу прикоснуться к нему. Она чувствовала себя виноватой! Уже месяц, как они вместе, а он так ни разу и не выстрелил. А как еще он мог показать ей свое могущество?

Она держала его в руках и смотрела на себя в зеркало. Она, кажется нашла выход…

Posted in Просто дневник | Leave a comment

Снежное настроение

За окном шел снег и рота красноармейцев…

Никакой роты там, конечно же нет. А снег наверное все еще идет. В такие дни хочется двух вещей, правда, взаимоисключающих — либо сидеть дома у окна, закутавшись в пушистый плед и потягивая теплый глинтвейн (ни о чем не думая, просто радуясь наступающей зиме), либо гулять по улицам, периодически поднимая лицо вверх, чтобы увидеть низкое-низкое небо, пушистое от огромных бесшумных снежинок. Единственное объединяющее две этих вещи — отсутствие мыслей. Мысли в одиночестве очень часто приводят к самокопанию, выяснению смысла собственного существования и всему такому прочему, что неприятно вообще, и сейчас особенно не хочется в частности. Почему?

Continue reading

Posted in Просто дневник | 6 комментариев

Волшебное путешествие

Вокруг, насколько хватает глаз — бескрайняя степь, изрезанная, словно старыми шрамами, ломаными росчерками оврагов. Ветер, на правах владыки этих мест, норовит сорвать с головы шляпу, швыряет в лицо пыль и заунывно завывает в корявых ветвях редких черных деревьев. О, об этих странных растених нужно сказать особо. Их почерневшие скелеты скорбно торчат из коричневой земли, кое где позелененной какой-то травкой, словно памятники погибшей цивилизации. Эти обломки когда-то бывших здесь великих лесов все еще могут называться деревьями, но давно уже таковыми не являются.

Солнце, словно раскаленная монета, приклеенная к почти белому небу, висит почти над головой. Кажется, что должно быть жарко, но нет — сухость, яркий свет и пыль, но яркое солнце не греет, иссушенная ветром земля холодна и почти безжизненна, а ветер несет лишь пыль. Да, именно так — прохлада, яркий свет, сухой, скрипящий на зубах воздух.

Continue reading

Posted in Игра в слова, Просто дневник | Tagged | 2 комментария

Страна чудес, инкорпорейтед…

Чеширскому коту не хотелось улыбаться. Он сидел за столом, подперев морду лапой и злился. Какая-то толстая дурища, на лице которой был толстый слой макияжа, за руку она держала толстого ребенка, а в руке — толстый бутерброд уже некоторое время пристально всматривалась в него, очевидно ожидая, когда же он улыбнется наконец. Чтобы избавиться от этой назойливой бабаищи, кот растворился в воздухе, никакой улыбки, правда, не оставив — ну не хотелось ему улыбаться, хоть ты тресни. А хотелось ему порвать кого-нибудь в мелкие клочья, а потом сплясать джигу на останках, а потом… Тут Кот понял, что замечтался, и пора бы уже материализоваться где-нибудь.

Continue reading

Posted in Игра в слова, Просто дневник | 1 Comment

Кафе с высокими стульчиками

У барной стойки — высокие стульчики. Чтобы на них забраться, нужно наступить на приступочку и быстро, не потеряв равновесие, разместить свой зад на кругленькой подушечке, обтянутой темно-красной искуственной кожей. Перевести дух, на мгновение закрыть глаза, а потом сказать бармену:

— Кружку темного, пожалуйста…

Бармен деловито займется выполнением немудреного заказа, а сосед справа (долбаный стареющий ковбой, остряк-самоучка) повернет свое рябое лицо ко мне и прошипит заговорчески: «Вам разбавить или не долить?» А соседка слева аккуратно поерзав, закинет одну длинную ногу, на другую, не менее длинную. У нее есть пунктик — она хочет казаться порочной и доступной, а на самом деле — ни то, ни другое.

Continue reading

Posted in Игра в слова, Просто дневник | Tagged | 6 комментариев

Завтрак без галстука.

Завтрак — это святое. Если не позавтракать до обеда — день, считай, испорчен.

Сегодня я налила себе чай, взяла вилку и только нацелилась ей на аппетитный кусочек рыбки, из под дивана, отфыркиваясь и морщась вылез… домовой. Он отряхнул пыль со своей рубашки в клеточку, одернул линялые джинсы, пригладил растрепанную соломенную шевелюру и устроился рядом со мной, буркнув недовольно: «Подвинься, расселась тут…»

Пока я ошалело взирала на моего гостя, он уже налил себе чаю, пододвинул поближе тарелку с кусочками рыбы, и уцапал булочку. потом достал откуда-то из кармана вилку и вырвал у меня из рук газету.
— Эээ… — чтобы как-то начать разговор, протянула я.
— Слушай, — отшвыривая газету в угол, заявил мой утренний гость. — Нам, домовым, никогда вас, людей, не понять. Всех этих ваших карьеризмов, духа соревнований, стремления к лучшей жизни… У нас это все называется одним простым словом — ЗАВИСТЬ.
— Да ну, почему же это стремление к лучшей жизни — это зависть? Если мне, например, хочется, вместо тряпок с базара одеваться в вещи из бутиков, а вместо стиральной машинкаи «Сибирь» иметь «Индезит»? Или обедать не в буфете на втором этаже, а в соседнем «Неаполе»?

— А откуда ты взяла, что такая жизнь лучше той, которая у тебя есть, а? И что тебе будет лучше, если ты будешь кушать итальянский хавчик вместо картошки с котлетой? Не-ет, дорогая моя! Тебе не будет лучше, во всяком случае, ты этого знать никак не можешь — будет тебе лучше или нет. Зато ты точно знаешь, что вот та фифа, которую ты встречаешь по дороге на работу, одета от бутика и кушает в «Неаполе», вот ты ей и завидуешь!

— Какая фифа? — опешила я.

— Ну можно подумать, что никаких фиф мимо тебя никогда не ходит, — сварливо проговорил домовой. А потом неожиданно заорал:

— Да неважно, завидуешь ты конкретной известной тебе фифе, или по телевизору ее видела!

Пока я хлопала глазами, обдумывая его слова, домовой выхватил у меня из-под носа последний кусок рыбы, и уже гораздо более доброжелательным голосом продолжил:

— Зависть вами движет, точно тебе говорю. Только зависть и ничего кроме нее. Все беды ваши от нее!

— Подожди, — наконец я перестала тупить и решила поспорить. — Ладно, допустим, зависть — наша самая большая беда. Но ведь тогда получается, что и самое большое счастье тоже. Если бы не стремление человека к знаниями (о’кей, пусть от зависти к другим умникам), то не произошло бы великих открытий. Вот у вас, домовых, что-нибудь изменилось с начала начал, кроме того, что вы из домов в квартиры переехали.

Домовой пожевал губами. Помом заглянул в свою опустевшую чашку, потом ответил:

— А зачем? Мы живем как на судьбою положено — одни во дворцах вон, в хоромах, а я вот… у тебя. Какой смысл мне подсиживать скажем, Епифана из коттеджа краснокирпичного, если я себя там все равно чужим буду чувствовать, а? Мне плохо там будет, понимаешь? А коттеджу этому со мной будет плохо. А вы всегда стремитесь иметь то, чего вам не надо на самом деле. И беды ваши все отсюда…

Он поднялся, деловито вытер вилку об штаны, пресек ммой законный вопрос о том, что написано в моей судьбе, потоптался на месте и полез снова под диван. Напоследок сказал:

— Ты бы порядок навела, а?

Posted in Игра в слова, Просто дневник | Tagged | 2 комментария