Детские страшилки

Этот пансионат когда-то был пионерским лагерем. Но потом какой-то умный человек его купил, переоборудовал домики и замаскировал насколько это возможно выдающую прежнее назначение этого места символику. Именно там этим летом мы решили устроить выездную сессию ордена Ночного Вторника. Мы сняли небольшой деревянный домик и решили, что каждый вечер будет «вторничным». Разумеется, и синяя скатерть, и канделябр на три свечи поехали с нами. Вот так и получилось, что я, Джонатан, Мигель, Лора, Рене, Дон и Фиона оказались на две недели наедине со своими страшными историями. У каждых трех домиков имелось свое оборудованное место под костер, которым мы в первый же вечер воспользовались.


— Добрый вечер всем, — я решила не менять традиционное начало. — Очередное заседание ордена Ночного Вторника объявляю открытым.

Казалось, что никакого пансионата вокруг нет. Только ночь, костер и мы. Как в каком-то кино…
— Как в кино, право слово, — улыбнулась Фиона. Рене хихикнул.
— И нисколько не страшно.
— Мы ходили отрядом в лес жечь костер и встречать утреннюю зарю… — задумчиво произнес Джонатан, глядя на огонь. – Помнится, тогда мы еще любили…
— Детские страшилки! — воскликнула Лора. — Точно! Я тоже помню — гроб на колесиках, волосатые пальцы, черный-черный лес.
— Знаете, отличная идея, — сказала я. — Давайте вспоминать страшные истории из детства. Которые рассказывали после отбоя шепотом, чтобы вожатые не слышали. Кто начнет?
— Давайте я, — предложил Мигель. — В одном роддоме стали очень часто пропадать дети. Так часто, что этим заинтересовалась полиция. Настолько заинтересовалась, что устроила засаду в холле. А холл этот, надо сказать, больше напоминал картинную галерею — все стены были увешаны репродукциями знаменитых картин знаменитых художников. Тут вам и Мона Лиза, и дама с горностаями, и Сикстинская мадонна… Только одна картина была незнакома глазеющим на стены полицейским — ростовой портрет красивой темноволосой дамы в черном платье и черной шляпке с вуалью. Так они засмотрелись на дамочку, что когда картина скрипнула и открылась, они просто сидели и заворожено смотрели. А из-за картины появилась та самая дама, в том самом платье и той самой шляпке. И сопровождали ее трое джентльменов в белоснежных костюмах. Вся четверка прошла мимо ошарашенных полицейских и скрылась за дверями отделения.
Когда они появились снова, полицейские уже пришли в себя и заорали даме с ее бодигардами, несущими каждый по младенцу в каждой руке: «Стоять! Ни с места! Мы будем стрелять!» Только странная компания не обратила на эти крики ровным счетом никакого внимания и проследовала к картине-двери. Полицейские бросились следом, открыв отчаянную пальбу. Хорошо, что они заметили, что на белых костюмах ночных посетителей роддома нет ни капли крови — пули не оставляли вообще никаких следов. Вдруг с дамы упала туфля, и один самый глазастый полицейский заметил у нее в пятке детский зубик. Он прицелился и выстрелил. Зуб вылетел, и все четверо — дама и трое белокостюмников — упали замертво.
Тут полицейские осмотрелись. В комнате за картиной-дверью были расставлены многочисленные чаны. В одних были младенческие ножки, в других ручки, в третьих трудноидентифицируемые куски мяса… В полиции решили, что видимо все это было делом рук инопланетян.
Лора поежилась.
— Бррр. Я в первый раз эту историю слышу. Ужасы какие. Давайте лучше я, у меня история смешнее. Про черный-пречерный плащ! — Лора сделала «большие глаза» и начала. — В одной старой-старой
деревне когда-то давно жила бабка, которую все считали ведьмой. Когда она умерла, дом ее остался пустовать, потому что ни детей, ни внуков, ни вообще какой-нибудь родни у нее не было. Местные пацаны и девчонки верили в исторю про ведьму, а городские, которые приезжали туда на лето — нет. И вот однажды двое поспорили, что один из них пойдет ночью на кладбище и вобьет гвоздь в могильный крест ведьмы.
Ровно в полночь городской пацан пробрался на кладбище к нужной могиле с гвоздем и молотком. Он был в длинном папином черном плаще, наверное для смелости. Несколькими ударами он вбил гвоздь в крест, а когда развернулся, чтобы уходить, почувствовал, что его кто-то держит. Он рванулся раз, другой, а потом умер от разрыва сердца.
Когда его нашли, то оказалось, что он всего лишь прибил плащ к кресту…
— Ничего себе веселая… — нахмурилась Фиона. — Это какая-то очень правдивая история…
— Вообще-то я хотела рассказать другую, про другую ведьму, которая в свинью превращалась, но почему-то эта вспомнилась… — задумчиво проговорила Лора.
— А можно я историю расскажу? — вдруг спросил кто-то из темноты.
Мы разом вздрогнули. Как-то незаметно получилось, что рассказанные истории из давнего детства всколыхнули старые страхи. Я стала вглядываться в темноту:
— Подойдите поближе и рассказывайте. А то как-то нехорошо, когда рассказчика не видно.
— Ну почему же, — отозвался голос. — В этом даже есть некоторая романтика — незнакомец из темноты, когда мы увидимся завтра утром в столовой, вы меня даже не узнаете.
— Что ж, пусть действительно будет так, — согласилась я. — Рассказывайте, мы вас слушаем.
— Это было в одном пионерском лагере на берегу Черного моря, — негромко начал незнакомец. — В один из сезонов там вдруг начали пропадать дети. Сначала думали, что они просто утонули в море, и переставили поближе буйки, так, чтобы в любом месте дети могли достать ногами дна. Но дети все равно продолжали пропадать, каждый день кто-то один с пляжа не возвращался. Начальство лагеря переполошилось, и вызвало комиссию, чтобы она разобралась, почему пропадают дети.
Приехало трое человек — один очень важный чиновник и два молодых инспектора. Важный чиновник занял кабинет директора и начал опрашивать вожатых, а инспектора отправились на пляж смотреть как и что. На пляже все было как всегда — дети бегали по песку, резвились, плескались на мелкоте, в общем, разгар веселья. Потом один инспектор увидел, что очень близко к берегу подплыл дельфин, и ребята с ним играют. Он показал на него другому инспектору, но тот только отмахнулся: «Дельфины — самые безопасные животные, почему это должно нас интересовать?» Однако первый инспектор не отличался доверием к дельфинам и решил проследить, куда он поплывет потом. Когда дельфин наигрался и направился в море, инспектор залез в лодку и поплыл следом за дельфином.
Дельфин плыл медленее, чем обычно, поэтому инспектор догнал его. Дельфин высунул голову из воды и сердито разинул пасть. Тут-то его ноша и всплыла на поверхность — оказалось, что он под водой нес мальчика лет десяти. Инспектор попытался поймать ребенка и втащить его в лодку, но дельфин так толкнул его, что инспектор сам упал в воду. Дельфин подхватил свою добычу и поплыл дальше. Инспетор забрался обратно в лодку и погнался следом. Он не успел спасти мальчика — к моменту когда он подплыл к месту несчастья, на воде остались только кровавые пятна. А стая дельфинов весело прыгая неслась куда-то в открытое море…
Незнакомец замолчал. Мы тоже молчали. Лично я эту историю слышала впервые в жизни, как выяснилось позже — остальные тоже. Нарушил молчание Джонатан:
— Давайте теперь я, — он протянул руки к огню. — Как раз вспомнилось тут… В одном городе был прекрасный фонтан. Весь город ходил смотреть и любоваться на его белые водяные струи. Однажды из фонтана потекла кровь. Она лилась три дня. На город напал ужас и страх.

Назначили следователя. Следователь приказал рыть под фонтаном землю. Вырыли большую яму. Под фонтаном оказался глубокий подземный ход. Первым в него спустился милиционер. Он не вернулся. Следователь надел железные сапоги, железный бронежилет, железные перчатки и спустился в глубокий подземный ход.

Подземный ход привел его в черное подземелье. На земле следователь увидел много объеденных, изгрызенных человеческих костей. Вдруг на него набросились большие серые крысы. Они стали кусать и грызть его ноги, но не могли прогрызть железные сапоги. Следователь железными перчатками задушил одну большую крысу, прошел через все подземелье и выбрался на другом конце города. И увидел, что огромные серые крысы выползают ночью в город, нападают на людей и утаскивают их в черное подземелье.
Следователь приказал затопить подземелье водой. Белые водяные струи фонтана направили в подземный ход. Вода заполнила страшное подземелье, и крысы утонули.
— Слушайте, что-то мне уже не смешно… — шепотом проговорила Фиона. – Очевидно я в детстве была не в тех лагерях и слушала не те истории… Не знаю откуда вы взяли эти страшилки, но на детские они не похожи. У нас все больше рассказывали про черный-черный город, где Василий Иванович с Петькой резину жгли или про черный гвоздь в полу, на котором у соседки люстра держалась…
— Фиона, обычно мы во вторник рассказываем истории и пострашнее, — хмыкнул Мигель. – Почем именно эти тебя так напрягли?
— Не знаю, — Фиона оглянулась по сторонам. – У меня почему-то ощущение, что вокруг полно народу. Может пойдем в домик?
— Нет-нет, пожалуйста, не уходите, — раздался вдруг из темноты второй за сегодня незнакомый голос. – Вы такая интересная компания, я хотел бы еще что-нибудь услышать… А может и сам смогу рассказать что-нибудь интересное…
— Очевидно вы тоже не захотите показываться на свет? – спросила Лора.
— Ну отчего же, с удовольствием присяду к костру, если вы не против.
— А если против? – с вызовом заявила Лора.
— Тогда просто постою тут в темноте, послушаю… Не станете же вы меня прогонять.
— Лора, что с тобой? – я укоризненно глянула на подругу детства. – Садитесь пожалуйста, это она так, из врожденной резвости.
Лора открыла было рот, но я шикнула на нее, и она не стала ничего говорить. А из ночного мрака показался наш нежданный гость. Это оказался невысокий мужичок лет сорока пяти, в невзрачном каком-то свитерке, таких же джинсах, да и лицо у него было какое-то невзрачное…
— Ну что, кто-нибудь из вас готов поведать историю, или мне рассказать? — хитро прищурился он.
— Давайте послушаем вашу, пожалуй, — за всех ответила я. – А то мы что-то сегодня без вдохновения…
— Ну что ж, была бы честь предложена… Слушайте. Было это…
Фиона встала.
— Сейчас вернусь, — сказала она. – Мне надо отойти ненадолго.
Мы кивнули и снова обратились в слух.
— Так вот, было это в одной деревне, — продолжил наш ночной гость. – Не очень давно, можно даже сказать недавно. Рядом с этой деревней был небольшой лесок, про который с каких-то стародавних времен шла дурная слава. Никто туда не ходил, хотя выглядел лесок очень приветливо, да и грибов там должно было быть видимо-невидимо. Но так уж повелось, что лес тот считался нехорошим. Однажды приехала в эту деревню небольшая компания парней и девчонок. У кого-то из них в этой деревне дом был. Только они не общались с деревенскими, поэтому решили устроить в тот лесок прогулку. Да и заночевать там тоже – у костерка посидеть, пивка попить ну и все такое. Сидят, значит, они у костерка, искры в небо летят как звездочки, болтают о том , о сем, все у них вроде бы как хорошо. Только один парень все время прислушивался и ерзал – все ему голоса какие-то из леса мерещились.
Рене вздрогнул и уставился на огонь.
— Остальные над ним посмеивались, но постепенно и им тоже становилось не по себе. И чем гуще становилась темнота, тем страшнее им становилось. «Давайте пойдем в дом», — предложила одна девушка. Но остальным, видимо было как-то стыдно поддаваться глупым суевериям, и они продолжали сидеть. Разговор начал затихать, они просто сидели и смотрели друг на друга. Тут одной девушке захотелось пописать. Она извинилась и отошла в сторонку, за кустики. А остальные как раз тему нашли для разговора – сотовые телефоны пообсуждать. Когда все обсудили, один из парней вдруг понял, что девушка до сих пор не вернулась…
— Кстати, а где Фиона? – встрепенулся Мигель. – Она давно должна была вернуться!
— Вот и он сказал то же самое, — речь мужичка текла плавно, как у сказочника. Лица практически не было видно, только в глазах отражались язычки пламени. – Он вскочил и бросился ее искать. И осталось их у костра четверо.
Мне стало не по себе. Мигель вскочил и сделал шаг в сторону.
— Нет, — Джонатан схватил его за руку. – Не отходи, сейчас все пойдем. Фиона! Ты где?
Никто не отозвался. Ветер прошелестел в вершинах сосен, послышался шепоток камышей маленьком озерце поблизости.
— …у костра остались только две девушки. Они кричали в темноту и звали своих приятелей, но никто не отзывался, а отходить от костра они боялись, — мужичок продолжал рассказывать.
— Слушайте, пойдемте в домик, мне не по себе, — сказала Лора. — Все вместе пойдемте, заодно и Фиону поищем, может она просто спать ушла…
Мы начали подниматься со своих мест. Дослушивать историю нам не хотелось, хоть это было и невежливо. Мне казалось, что вокруг костра столпились какие-то тени, что они шепчутся и недобро смотрят на нас. Липкий страх пополз по спине, и я схватила Джонатана за руку. Стараясь не срываться на бег, мы направились к домику.
— …и никто из них домой не вернулся, — прозвучали нам вслед последние слова истории ночного незнакомца.
В домике горел свет. За столом сидела Фиона и читала книжку.
— Простите, ребята, но мне так не хотелось слышать, что расскажет этот плюгавенький мужичонка. Я что-то интересное пропустила?

Похожие записи

This entry was posted in Орден Ночного Вторника and tagged . Bookmark the permalink.
Хотите получать обновления Территории Ванессы Ли на электронную почту?

Введите ваш email:

14 Responses to Детские страшилки

  1. ___flame___ says:

    🙂 прикольная идея. Человек, рассказывающий оставшимся у костра людям, историю которая запросто может стать их историей :))
    Нет слушай, начинай уже пиариться для киносценариев, а? конкуренция тайному окну и «шестому чувству» обеспечена 🙂

  2. varvara_o says:

    Классно! 🙂 Соскучилась по вторникам…

  3. Мне вас порекомендовала beauty_must_die 🙂
    Нужны ли вам ответные рекомендации?

    • admin says:

      Приветствую, новым людям я почти всегда рада :).

      ***Нужны ли вам ответные рекомендации?
      Не поняла вопроса…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *