Мысли материальны

Как-то вдруг поняла, что стоит настроению испортиться, окружающая реальность тут же поворачивается ко мне… эээ… спиной. И пока я хнычу и жду, когда случится какое-нибудь чудо, которое меня спасет от дрянного настроения, мироздание заботливо подбрасывает мне еще каких-нибудь мелких гадостей. Магазинчик, в который я хотела зайти, переехал, нож выпал из руки и чуть в ногу не воткнулся, еще всякое тут, по мелочи. Наверное, будь настроение хорошим, я бы этого даже и не заметила. Зато в плохом… В плохом настроении все эти неприятности начинают укладываться в логичную систему, по которой получается, что радоваться мне нечему, этот мир — злой и абсурдный, никто меня не любит и вообще…

book

Собственно, я осознала сей факт, когда у меня ко всему прочему голова заболела. «О как… — подумала я. — Чойта? Голова болеть не может, она же кость!» И решила, что хватит уже хандрить, как будет, так и будет. Включила музыку, закинула в кастрюлю будущий заливной язык, сижу мандарины ем. Елочка у меня есть, гирлянды всякие — тоже. Есть даже пистолет, стреляющий конфетти. А еще сегодня спросила у дочери, верила ли она в Деда Мороза. Она сказала, что сначала верила. Думала, что Дед Мороз — это фигурка, которую под елку ставят. И что когда все засыпают, он становится большим и настоящим и разносит подарки. Но однажды сломалась фигурка Снегурочки. «Разве может волшебная фигурка вот так просто сломаться?» — подумала Анжелика. Это как-то очень ее шокировало, настолько, что она долго не могла уснуть и услышала, как бабушка с дедушкой кладут под елку подарки. Вот так и закончилась вера в Деда Мороза. А про себя я не помню, если честно. Мне кажется, что я вообще в него никогда всерьез не верила. Так, подыгрывала только. Впрочем, не ручаюсь. Однако какого-то крушения сказки не припомню, если честно…


Самое яркое впечатление на меня, помнится, произвел «Детский мир» в Москве. Мы тогда в столице были проездом, совсем недолго, остальное я плохо запомнила, потому что попала в волшебное царство детских игрушек. Особенно впечатлили меня две вещи — экран, на котором менялись картинки из «Карлсона» и «Ну, погоди!» и железная дорога. Я до этого думала, что железная дорога — это такая скучная пластмассовая игрушка с плохо стыкующимися рельсами, как в нее играть — непонятно. Но в «Детском мире» это была не просто железная дорога — это был целый отдельный мир. Многоярусный, с домиками, деревьями, станциями и, вроде даже, пассажирами. Насчет последнего — не уверена, возможно это я позже додумала. А сейчас вот разглядываю модели железных дорог piko, которые совершенно не похожи на детские игрушки, такие… настоящие. Оказывается, это уже вполне себе взрослое хобби… И думается мне, что в такие паровозики с удовольствием сейчас играют те, кто когда-то в детстве, с благоговением и восторгом, увидел игрушечную железную дорогу и начал о ней мечтать.

Мамочки мои… Вот, например, вокзал:

vokzal_piko

Все-все. Хотела еще всяких паровозиков-вагончиков показать, залипла на двадцать минут. Сижу и чувствую себя семилетним ребенком в московском «Детском мире» опять.

Кстати, знаете, что странно? Мы тут ходили по магазинам, а там на улице — никакой новогодней толчеи, суеты и столпотворения. Будто завтра не новый год, а какая-нибудь занюханная среда. Разве что коробки с мандаринами и шампанским по всему супермаркету расставлены.

Похожие записи

This entry was posted in За жизнь. Bookmark the permalink.
Хотите получать обновления Территории Ванессы Ли на электронную почту?

Введите ваш email:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *