Блюз — это когда хорошему человеку плохо…

Лиля. Мы с ней познакомились, когда я в универе училась. Я тогда прогуливала скучную лекцию, а она прошлепала ушами и пришла на две пары раньше. Я сидела на окне, а она подошла и устроилась рядом. Я с истфака, она — с социологии. Первый курс. В кофейню мы тогда пойти не могли, их тогда еще в природе не существовало, в пивбар одиноким девушкам было ходить не принято, разве что за компанию, так что мы просто купили мороженого и устроились на скамейке. Она рассказывала мне про свою бурную личную жизнь. Жаловалась на парня, который бросил, про его лучшего друга, который вроде бы пришел утешать, а сам… Про девушку этого лучшего друга, которая распускала сплетни. Про родителей, как водится, запрещающих и непонимающих.

Мы не стали подругами… Хм. Да что там, у нас даже не было этого «мы». Просто так случалось, что иногда я прогуливала пары, а она приходила раньше. Или наоборот.


И тогда мы забирались с ногами на скамейку и болтали, совершенно не слушая друг друга.
Прошлой осенью. Я как раз только приехала и искала квартиру. И шла мимо универа. Осенние листья, все такое. И скамейка. На том же месте. «Ах, как это было давно!» — подумала я и подошла ближе. Осеннее волшебство свершилось, и мы встретились. Два почти незнакомых и совершенно друг другу ненужных человека. Мы забрались на скамейку с ногами и принялись самозабвенно болтать. Она рассказывала мне про свою квартиру, которую они три года назад взяли в ипотеку, и что потом ее бросил муж, сбежал к студентке, представляешь? А у нее — ремонт. И что когда они покупали квартиру, была зима, и все было чудесно, а вот летом оказалось, что сторона солнечная, окна выходят на Красноармейский, а там шум и пыль. И жарко, ужасно жарко! Я открыла, было, рот, чтобы порекомендовать ей купить кондиционер, но вовремя замолчала. Это же Лиля. Ей не нужны мои советы. А она рассказывала мне про ремонт, который она теперь так и не может закончить в одиночку, про обои и ламинат не того оттенка, про кухню с пластиковыми фасадами и про цветы еще. Я не запомнила названий тех, которые завяли и засохли…

А потом мы тепло друг другу улыбнулись и пошли каждая своей дорогой. Такая вот волшебная Лиля. Она мне всегда рассказывала, как у нее все плохо, а я ей — как у меня все хорошо. Ей не полагалось хвастаться, а мне — жаловаться. Такой вот равноценный обмен. Не знаю, почему я вдруг вспомнила жарким летним вечером эту очень даже осеннюю встречу. Я ведь так и не научилась жаловаться. Иногда хочется, а не умею. Поныть, поплакаться, попричитать. А в другой раз я пугаюсь этого своего желания. Сжимаюсь, мысленно оглядываюсь вокруг, не услышал ли кто мои мысли. Вдруг мироздание жалобы воспринимает как руководство к действию? Вдруг, если человеку нравится жаловаться, то жизнь быстро предоставит причины и поводы. Если в разговорах с друзьями самой интересной темой остаются горя и бедствия, нещадно поразившие, то как оно (мироздание) узнает о том, что ты любишь, что тебе нравится и что делает тебя счастливым? И мне сразу перестает хотеться жаловаться. На всякий случай, вдруг это правда как-то так.

P.S. Но ведь я для Лили не друг совершенно. И не знаю, жалуется ли она на жизнь своим близким. Осенняя магия. Случайный собеседник. Можно жаловаться.

Похожие записи

This entry was posted in Воспоминания, Просто дневник. Bookmark the permalink.
Хотите получать обновления Территории Ванессы Ли на электронную почту?

Введите ваш email:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *