Положительное потустороннее

Я сидела и обдумывала идею на тему «кому бы пожаловаться». И уже даже почти додумала, как вдруг услышала громкое чавканье.

— Неубедительно! — заявил черт, прожевав кусок яблока.

— Что неубедительно? — я убрала руки от клавиатуры.

— Ну вот это, — черт взмахнул в воздухе надкусанным яблоком. — Жаловаться неубедительно.

— Зато эффективно, — вздохнула я. — Придут какие-нибудь люди, скажут мне каких-нибудь добрых слов…


— Наивная такая, — черт снова с хрустом откусил кусок яблока и зачавкал.

— Почему наивная-то? — я пожала плечами. — Это же правда. Если хочешь, чтобы на тебя обратили внимание, скажи, что у тебя все плохо.

— Ха, внимания на себя еще миллионом способов можно обратить, — невнятно пробурчал черт. Не успел прожевать еще, видимо. — А жалость — это замаскированное злорадство.

— Во всем-то ты плохое видишь, черт, — насупилась я. — Думаешь, люди не способны на искренне сочувствие?

— Да способны, способны, — черт примерился к яблоку снова, но передумал и решил сначала закончить мысль. — Все искренне. Правда. Просто все давно научились себе не признаваться в настоящей причине положительности жалости. Ну вот смотри, ты пишешь, что у тебя все плохо, жизнь не удалась, мир серый и унылый. Читает эту заметку некто, примеряет на себя, и думает: «Ах, как хорошо, что вся эта фигня не со мной происходит!» И проникается к тебе самой положительной из эмоций — злорадством. И даже говорит тебе спасибо за хорошее настроение в форме: «Как я тебе сочувствую!» или «Как я тебя понимаю!»

Черт захрустел яблоком, а я в моей голове зашевелились сомнения. И не то, чтобы я ему прямо сразу поверила. Просто…

— Я как-то договор подписал с одним типом, — вдруг снова заговорил черт. Он заказал всеобщую любовь и уважение. А пока договор подписан не был, он как раз любил рассказывать, как у него все плохо. Особенно смешным был ход записать звуки для автоответчика. Сначала шла нормальная запись голоса, как будто он просто к телефону подошел. И даже музыка какая-то на заднем плане. А потом он начинал кашлять и задыхаться. А потом звучал голос диктора, который сообщал, что это автоответчик, говорите после сигнала.

— И что? — заинтересовалась я. — Правда у меня автоответчика нет, да и не сказала бы, что телефон у меня от звонков разрывается…

— Не, этот был популярной личностью, — черт спрыгнул с подоконника и процокал копытами на кухню. — Но я не об этом. Хотя про жалость я тебе вроде все сказал…

— Мне кажется, ты не прав, черт… — задумчиво проговорила я, снова поворачиваясь к компьютеру.

— А я и не спорить с тобой пришел, — черт заглянул в комнату и подмигнул мне левым глазом. — Давай, пиши, что ты там собиралась. Про плохое настроение и пятна на солнце. А я пошел, некогда мне!

С негромким хлопком черт растворился в воздухе, а я опять вздохнула и поняла, что мне совершенно расхотелось жаловаться. И что я вообще забыла, о чем написать хотела. «Вот так всегда», — притворно расстроилась я и выглянула в окно. На улице ярко светило солнце.

This entry was posted in Про черта and tagged . Bookmark the permalink.
Хотите получать обновления Территории Ванессы Ли на электронную почту?

Введите ваш email:

One Response to Положительное потустороннее

  1. Донна Роза says:

    Как же я люблю читать про черта. 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.