Рене

Это не запись заседания. Это история одного из участников ночных посиделок.

Они познакомились очень банально — она выгуливала в парке своего ротвейлера, а он просто шел мимо и чем-то не понравился ее собаке. Результат — порванные штаны, смущенные извинения и приглашение заходить в гости. Потом они встретились еще несколько раз, теперь уже специально. Общаться у них получалось очень легко, и до поры до времени все было хорошо. Его звали Виктор Самохин. Ее Анжела. Просто Анжела, потому что она не любила свою фамилию и предпочитала ее не называть до той поры, пока человек не станет совсем близким.

Ни он, ни она не прилагали усилий к тому, чтобы сблизиться. Они просто встречались на улице, ходили в куда-нибудь попить кофе или просто сидели на скамейке и болтали. Происходило это по вторникам. Так сложилось, почему-то. Анжела нравилась Виктору, а Виктор нравился Анжеле. Однажды она позвонила ему и сказала, что ее ротвейлер погиб. Какой-то бешеный водитель сбил его своим «Чероки». Ни номеров. Ни примет. Ничего. Только окровавленный труп собаки. Он приехал сразу, встретил ее на улице. Она плакала, а он ее успокаивал.

Она вдруг пронзительно почувствовала, что у нее не осталось никого ближе, чем этот случайный знакомый. Родители уже много лет назад уехали за границу, первый и единственный брак не сложился, подруг тоже в общем-то не осталось. Так, расплывчатый круг знакомых, периодически ходящих друг к другу в гости под некоторыми благовидными предлогами. И Виктор. С которым легко и беззаботно. Она подумала, что даже не знает, чем он занимается, не говоря уж о его семейном положении. А теперь она плачет у него на плече, и именно он успокаивает ее в беде, а вовсе не те абстрактные родственники, ходящие к ней на чай и обзывавшие ее Руфа образиной. А вот он…

Он тоже ничего толком о ней не знал. Они всегда разговаривали на какие-то отвлеченные темы, никак не касаясь ни личной жизни, ни работы. Наверное, именно поэтому ему так нравилось с ней общаться. И вот сейчас у нее беда, а он даже не знает, что сказать. Она никогда не спрашивала, а он не говорил, что у него есть жена и трехлетний сын. Впрочем, можно ли считать чем-то зазорным редкие уличные встречи с беседами ни о чем?

— Приходи ко мне сегодня вечером, — сказала она и начала торопливо искать в своей сумочке листочек и ручку. — Вот мой адрес. Я уже давно тебя приглашала. Приходи, прошу тебя. Мне сейчас очень нужна чья-нибудь поддержка…

— Хорошо, — пробормотал он, комкая в ладони листочек с улицей-домом-квартирой. Он уже знал, что пойдет. Не мог он бросить человека в горе. И уже сейчас думал, что сказать жене. Он придумал, разумеется. Совсем нетрудно найти оправдание для ночного отсутствия, если не ищешь их еженедельно…

Адрес. Вот этот дом. Квартира 44. Звонок. «Проходите», — сказала она в полумраке прихожей и сразу же ушла в глубь квартиры. Рене зашел. Судя по всему, сегодня в ее доме много гостей… Зачем же тогда он?

При свете трех свечей он разглядел внимательно лицо открывшей ему девушки и понял, что это не Анжела. И никто среди собравшейся за столом компании не она. Это просто какие-то чужие люди, которые ведут какие-то свои неспешные беседы. Виктор хотел было извиниться, встать и уйти. Но не смог. Один из присутствовавших молодых людей начал рассказ о кукле и своей сестре, о колдуне-художнике и о его странной квартире. Под утро Виктор вышел из квартиры вместе со всеми, но никто не разговаривал друг с другом. Все просто растворились в предрассветных сумерках и исчезли словно призраки. «Как же так? — думал Виктор, стоя у странного подъезда. — А где же тогда живет Анжела?» И он снова развернул бумажку с адресом. Квартира 41. Он снова взлетел по лестнице. Да, вот он 41 квартира на той же площадке, что и 44. Он позвонил. Нет ответа. Постучал. Потом просто толкнул дверь. Оказалось, что она не заперта.

Она ждала его, да. Она ждала его до двух часов ночи, а он не пришел. Не сложилось. Ее ждала горячая ванна и холод опасной бритвы. Там он ее и застал. Она словно заснула в ванне, наполненной ярко красной водой. Ее лицо было бледным, на губах застыла легкая полуулыбка. Он ушел, ничего не тронув и никуда не позвонив. Он шел по улице, стараясь ни о чем не думать. Не хотел ни о чем думать. Он просто пришел домой и рассказал все жене.

Жена Виктора была умной женщиной. Она не стала устраивать сцен ревности к несуществующей уже любовнице. Она просто сказала:

— Знаешь, сходи туда еще раз. В ту квартиру номер 44, где собирались эти странные люди. Мне кажется, так надо…

Виктор встретил хозяйку вторничного ночного бдения на улице, у подъезда. Она действительно была чем-то похожа на Анжелу, но очень неуловимо, скорее просто один типаж. Она внимательно его выслушала, улыбнулась и сказала:

— Добро пожаловать в Орден Ночного Вторника… Рене…

This entry was posted in Орден Ночного Вторника and tagged . Bookmark the permalink.
Хотите получать обновления Территории Ванессы Ли на электронную почту?

Введите ваш email:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.