Песнь про мадагаскарских пиратов

Я почему-то подумала, что сейчас самое время подумать про что-нибудь теплое. Про песчаные пляжи и тропические берега. И решила я полюбоваться на красивые картинки. Но голосам в моей голове стало вдруг скучно просто любоваться, и кто-то из них толкнул меня под локоть, и очутилась виртуальная я на Мадагаскаре в конце XVII века. А там, кстати, помимо лемуров с королем Джулианом, имелись пираты. Ну да, они не только в Карибском море водились, а еще и в Индийском океане. В общем, я залипла на несколько часов, но сведения про те места довольно разрозненные и отрывочные. И я решила свести их как-то в одно лоскутное одеяло. Песнь в прозе. Балладу. Ну или, там, басню. Когда-нибудь я обязательно вернусь к этой теме и изучу материалы внимательнее. А пока — три куплета с припевами про Мадагаскар.


Первый куплет. Либерталия

Эту историю поведал нам некий Чарльз Джонсон. Книжку свою он назвал длинно и сложно, как был модно в Лондоне тех лет (1724), вложил в нее много поучений и морали, но наша песнь не об этом. Жили были два пирата — капитан Миссон и лейтенант Караччиоли. Капитан — тот парень простой, услышал зов моря, почуял ветер романтики в своей голове и стал моряком. А вот второй — тот другое дело, он монах-доминиканец, отягощенный идеями всеобщей свободы. В общем, судьба повернулась так, что стали они оба во главе бесхозного пиратского корабля.

Черный флаг с черепом — это пошло, решили идейные пираты, и подняли белый флаг с «фигурой свободы». И занялись привычным для пиратов делом — грабежом. Во имя свободы и Бога. Деньги себе, драгоценности и товары — сбыть, а деньги себе, рабов… Опаньки. Рабов вообще-то тоже было принято перепродавать, но они же не просто так, они же во имя свободы. Короче, рабов не продавали, рабов отпускали.

А потом наступил Мадагаскар и тамошние принцессы с королевами, ставшие женами нашим благородным пиратам. А благородным, потому что они не просто так грабили, а с дальним смыслом — им не хватало на республику. Потом они захватили толстенького португальца, посчитались и решили, что оно наступило. Время нового государства.

Диего-Суареш — это филиал рая на Мадагаскаре. Нашим борцам за свободу это место тоже пришлось по душе, и стала там Либерталия. Бюджет этого идеального государства плавал мимо на галеонах, фрегатах и прочих торговых и пассажирских кораблях. С последних, кроме всего прочего, забирали женщин фертильного возраста, ибо надо же и обудущем подумать. Мирные и дружелюбные аборигены отнеслись к появлению Либерталии мирно и дружелюбно. До поры до времени.

Пока не пришло в их аборигенские головы, что раз им столько всякого дарят, то может спрятано еще больше? В общем, коварные туземцы напали, и не стало Либерталии. И только ее умирающий блюститель законов Миссон успел сунуть в сундук капитана Томаса Тью свои полуразборчивые мемуары, повествующие обо всех этих приключениях. А Чарльз Джонсон нашел ее и предал гласности.

Припев. «Это все вранье!»

— заявил литературовед Джон Роберт Мур. А Джонсон этот никакой не Джонсон, а вовсе даже Даниэль Дэфо. И придумал он эту Либерталию, как и Робинзона Крузо, потому что писатель, а ему по штату положено небылицы выдумывать. Да и Томас Тью — фигура публичная, никак он не мог в то время быть адмиралом Либерталии, потому что сначала он несколько месяцев в 1693 году гостил в Сент-Мари, потом вернулся в Америку в 1694 году, а потом снова приплыл в Индийский океан где-то в 1695 в комплекте с еще несколькими пиратскими капитанами. И погиб. Хотя все могло быть и по-другому…

Второй куплет. Остров женщин

Этот рассказ будет неполон без пиратского круга. Это, чтоб вы знали, такой маршрут из Америки в Индию, вокруг Африки, через Мозамбикский пролив, с остановкой на Мадагаскаре. Ответ на вопрос «а нафига это пиратам понадобилось таскаться в такую даль?» кроется во внезапной вспышке борьбы против пиратства в их (пиратов) исконной вотчине, в смысле Карибском море. И самые умные из пиратских капитанов решили, что суда из Индии грабить в сто, нет, даже в двести раз безопаснее, чем торчать под обстрелом агрессивно настроенных военных кораблей. Спрос рождает предложения, и вот на Мадагаскаре возникает чудное место — Сент-Мари.

Оно не то, чтобы восстает из пучины морской на радость пиратам, конечно. Оно там и до них было, но бархатные камзолы джентльменов удачи так очаровали туземных принцессок, что в обмен на законный брак они спокойно дарили по полцарства красавчикам-морякам. Во всяком случае, легенды утверждают, что Сент-Мари французы именно так заполучили. Хм. Хитрые, блин, французы. Тортуга ведь тоже была французской колонией. И Сент-Мари французской. Узнаваемый мотивчик… Так вот, в райском местечке Сент-Мари капитаны, отправившиеся в пиратский круг по индийскую добычу, останавливались на ремонт, кренгование и для прочих нужных процедур. А помогал им в этом некто Адам Болдридж, который, содержал в тех местах магазинчик с нужными товарами.

Коварное было место. Ни один абордаж не отнял у капитанов столько подчиненных, сколько призывные взгляды местных женщин. Кстати, это же не просто так был остров женщин, там женщины в самом деле правили. Так что с пиратам у них получился своеобразный симбиоз, те свободные, эти свободные… А ныне остров Сент-Мари — это популярный курорт, где треть населения наследники пиратов. Вот кто там отметился: Генри Эвери, Уильям Кид, Эдвард Ингленд, Джон Тейлор, Оливье Ле Вассёр и еще всякие другие.

Припев. А король-то белый!

Сент-Мари унаследовал сын английского пирата Томаса Уайта и местной царевны Рахены. Звали его страшным именем Фульпуэнта, он учился в Лондоне, потом вернулся и решил, что теперь его зовут Рацимилаху, что значит господин, который берет не спрашивая. А взять он решил весь Мадагаскар. Но что-то там не срослось, он сколько-то там земель захватил, сколотил себе пиратскую команду и пошел по стопам отца — стал грабить корабли. О дальнейшей судьбе его известно мало. Ну разве что то, что он имел наглость нападать на корабли еще одной заметной фигуры Мадагаскара — Джеймса Плантейна.

Третий куплет. Король Рантер-бэй и набожная туземка

Фигура Джеймса Плантейна — это такое воплощение пиратских грез. Награбил бабла, погрузился на корабль, купил себе на Мадагаскаре симпатичное место Рантер-Бей и упокоился. Не в смысле умер, просто принялся отдыхать. Пассивный отдых в тропическом раю Плантейну очень скоро наскучил, так что он возвел форт, поставил на него пушки, нанял себе туземную гвардию и принялся стращать окрестные племена.

А еще у него был гарем экзотических красоток, которых бывший пират называл европейскими именами. Впрочем, познакомившись с именами мадагаскарскими, его легко понять. Гораздо проще заставить девицу отзываться на Бетти или Сью, чем выучить их многосложные и что-то там значащие имена. А потом случилась любовь. У соседнего аборигенского королька по прозвищу Длинный Дик оказалась внучка по имени Элеонора Браун. Она знала английский, ей были не чужды манеры и вообще она была красотка. Плантейн подкатил к Длинному Дику с просьбой о руке и сердце, на что Длинный Дик показал Плантейну… гм… «длинный дик», очевидно. Плантейн разобиделся и пошел войной. Победил, забрал Элеонору, выгнал свой гарем и зажили они душа в душу.

Красавица супруга оказалась внезапно дамой набожной и богобоязненной и непрестанно молилась о душе своего грешника-мужа. А он ее называл: «Моя монашенка».

Потом Плантейн восхотел стать королем Мадагаскара, повоевал много и со всеми, потом решил, что этого достаточно, и пригласил всех европеоидов на празднество, видимо, по поводу коронации. Правда власть скоро утомила Джеймса Плантейна, и он раздал захваченные земли обратно, а сам построил корабль и отплыл. Что с ним было дальше, история умалчивает. Может, утонул где-то, может вернулся на Ямайку, а может еще куда-то делся.

Припев. Что такое «плантейн»?

Это такой большой банан, который в тропиках используют вместо картошки. Как думаете, чем должен был прославиться человек, чтобы получить такое прозвище?

А еще рекламные проспекты заманивают туристов на ласковый мадагаскарский песочек байками о том, что и по сей день морские волны выносят к ногам отдыхающих золотые монеты и драгоценности из пиратских кладов. Может и правда…

На этом песнь про Мадагаскарских пиратов я заканчиваю, на четвертый куплет меня уже не хватило.

Для вдохновения использованы следующие тексты:

В качестве иллюстраций использованы рисунки Говарда Пайла из его «Книги о пиратах». Картинки к повествованию не имеют почти никакого отношения, просто понравились.

This entry was posted in Интересности, История. Bookmark the permalink.
Хотите получать обновления Территории Ванессы Ли на электронную почту?

Введите ваш email:

9 Responses to Песнь про мадагаскарских пиратов

  1. Турмалин says:

    Интересно.
    А почему куплеты? Мне тема не показалось поэтичной ни разу…

    • Ванесса says:

      Не знаю 🙂
      Как-то у них там все так пасторально.
      Закат пиратства, баунти…

      • Турмалин says:

        Они ведь так и не создали там ничего, на Мадагаскаре.
        Придуманная Либертания выглядит интереснее, чем реальность.

        • Ванесса says:

          А они нигде ничего не создали. Это разбойники. Грабители. Прошло время — их образ идеализировали. А по сути своей они и были паразитами. И в Карибском море, и на Мадагаскаре.

        • Ванесса says:

          Разве?
          Хотя может быть.
          Наверное, потому что это все давно в прошлом, настоящую правду мы уже не узнаем, тогда почему бы истории не превратиться в симпатичную сказку?
          Хотя мне все равно не кажется, что я кого-то идеализирую. Разве что просто тем, что пишу на эту тему…

  2. din says:

    Хорошо, но мало.
    Еще куплеты будут?

    • Ванесса says:

      По настроению. Не знаю пока. Мне бы хотелось сделать что-то более цельное по этой теме, но у меня пока нет на примете подходящих источников.

  3. Ляля says:

    Последняя картинка зачотная!
    Интересная статья, занимательно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.