Зеркальный лабиринт

Еще рассказ. Такой, знаете, мистически-нереальный. Написан в 2004 году. На конкурс для количества. А здесь… Ну тоже пусть будет, как и все остальные. Это же все-таки мое творчество, как ни крути.

Зеркало — простое или кривое — вещь всегда магическая. Если человек часто смотрит в него, то в конце концов с другой стороны на него начинает смотреть его смерть. Человек не хочет понять, что зеркало — это стекло односторонней прозрачности, и если он станет интересен обитетелям той стороны, то мир неуловимо изменится.

Из “Книги Безумного Зеркальщика”

Я шел по мерцающему стеклянному лабиринту. Иногда в его стенах я видел многократное свое отражение, иногда дорогу мне преграждало прозрачное стекло, но я никогда не мог быть уверен, действительно ли на той стороне то, что я вижу. Его коридоры казались мне бесконечными, на самом же деле, я понимал, что запутался в зеркальных стенках одной единственной зеркальной комнаты.

Я проснулся в холодном поту. Зеркальный кошмар, преследовавший меня последний месяц стал таким навязчивым, что я уже и в реальности стал бояться всех отражающих поверхностей. Что-то это должно было значить. Ведь каждый раз, засыпая, я снова видел перед собой плоские серебристые поверхности, то тускло поблескивающие, то зазывано сияющие. Зеркала… Я начал их ненавидеть. Интересно, кто и когда придумал, что разбить зеркало — это к большому несчастью?

Все зеркала связаны друг с другом. Все, что отразлось в одном зеркале видят все обитатели той стороны. И лишь некоторые зеркала обладают силой. В любом мире, где зеркал появляется слишком много, неизбежно появится свой Зеркальщик.

Из “Книги Безумного Зеркальщика”.

К несчастью, зеркала преследовали меня повсюду. Каждый магазин считал своим долгом оформить витрину зеркалом, у каждого ларька, торгующего чем-либо, кроме продуктов было зеркало, среди автомобилистов стало шиком делать все стекла своих машин зеркальными. Девушка, стоявшая рядом со мной, хищно поблескивала серебряно-зеркальными ноготками. Отражений вокруг меня всегда было больше людей…

Зеркальщик должен был создавать зеркала, через которые никто из обитателей той стороны не смог бы заглядывать в мир. Правда это влекло за собой необратимые последствия. Пока та сторона могла воздействовать на этот мир, ее злоба начинала переливаться через край обычных зеркал. Иногда ее становилось слишком много, и зеркало разбивалось. Горе было тому, кто в этот момент в него смотрел.

Из “Книги Безумного Зеркальщика”.

На стене гостиницы явно создавалось что-то грандиозное. Работники как раз сейчас снимали с этого “чего-то” закрывавшую его тряпку. Очевидно новый рекламный плакат титанических размеров. Я даже остановился посмотреть, что именно там рекламируется. Вот тряпка упала с высоты всех двадцати этажей и… НЕТ! Это было огромное, во всю боковую стену ЗЕРКАЛО! Кому в голову могла прийти столь идиотская идея?

Я стоял с открытым ртом и смотрел как на этом огромном экране едут машины, идут по своим делам люди, троллейбусы, автобусы, трамваи, голуби-кошки-собаки-домавитриныфонари… Мое собственное отражение стало увеличиваться в размерах, пока наконец не заняло собой все огромное пространсво титанического зеркала. Я не мог пошевелитсья, не мог сдвинуться с места. А зеркало… Зеркало через мгновение разлетелось каскадом сверкающих осколков и мир вокруг меня погас.

Когда злоба той стороны переполняет зеркало и переливается в этот мир, то человек, которому случилось оказаться рядом либо умирает, либо отправляется туда, где ему не место.

Из “Книги Безумного Зеркальщика”.

Мерцание. Я впервые открыл глаза после нахлынувшего на меня на площади у разбившегося зеркала мрака. Я стоял в коридоре, меж бесконечного количества отражений самого себя. Зеркала. Все стены были зеркальными или стеклянными. Я поднялся с пола и понял, что нужно идти. Нужно искать выход из этого чертового лабиринта, куда меня зашвырнула какая-то неведомая сила. У своих ног я обнаружил лампу, светящуюся каким-то мертвенно-бледным светом, но это хоть что-то.

Как правило, мир разрушается. Ибо когда его жители начинают оказываться в неподходящих местах, нарушаются сразу несколько правил мироздания, а дальше все зависит от запаса прочности самого этого мира. Период, когда Зеркальщики только появляются всегда самый опасный, поскольку именно в это время та сторона еще очень сильна и может влиять на мир.

Из “Книги Безумного Зеркальщика”.

Я шел, иногда упираясь в прозрачные стены, и кажется начинал терять рассудок. Временами, словно во сне, я бил зеркала кулаками, кричал, что ненавижу их, но они даже не трескались. Когда я выдыхался, я садился на пол и закрывал глаза, чтобы не видеть этого бесконечного мерцания и теряющихся во мраке коридоров, созданных зеркальными иллюзиями. Я засыпал, каждый раз надеясь на то, что проснусь в своей постели и все это окажется сном, обычным ночным кошмаром. Но когда я открывал глаза, я снова видел мерцание моего странного светильника, множество раз отраженного зеркальными стенами, деревянную тарелку с неизменными кусками хлеба, сыра и мяса и кружку воды.

Я ел и снова пускался в дорогу по бесконечным зеркальным коридорам.

Но случалось так, что мир все-таки выживал. Особенно занимателен случай, когда отправленный злобой той стороны в неподходящее место смог вернуться обратно и сумел заменить все зеркала в своем мире на те, через которые та сторона видеть ничего не может.

Из “Книги Безумного Зеркальщика”

Я потерял счет времени. Мир, состоящий из серебристых поверхностей и мертвого света моего светильника, стал привычным. Прошла ненависть, прошел страх, прошло все… И вдруг я увидел дверь. Точнее, это была не совсем дверь, просто одно зеркало было не совсем обычным. Я толкнул его, хотя в последнее время избегал касаться зеркал, и оно открылась, обнаружив за собой маленькую комнату, где стоял большой письменный стол, тяжелое кресло с ножками, выполненными в виде львиных лап, диван в том же стиле, что и кресло. На столе стояла керосиновая лампа и лежала книга. И не было ни единого зеркала. Я вошел в комнату, опустился в кресло и взял книгу. “Книга Безумного Зеркальщика” — гласило название.

Мир, который выжил, был моим. Я вернулся из адских бездн вооруженный множеством знаний и умений, я нашел путь обратно, и та сторона не успела пожрать мир, где я родился. Я был прозван Безумным Зеркальщиком, и сейчас хочу передать свои знания тебе. Раз ты читаешь эту книгу, значит они тебе просто необходимы.

Из “Книги Безумного Зеркальщика”.

Похожие записи

This entry was posted in Игра в слова and tagged . Bookmark the permalink.
Хотите получать обновления Территории Ванессы Ли на электронную почту?

Введите ваш email:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *