Бежать!

Это такой тренировочный рассказ. Почти как и все остальные, написан на конкурс. Вообще ни с какого бока не шедевр, и никаких сентиментальных чувств у меня с этим текстом не связано. Но в общем… Пусть тоже будет здесь.

Ах да. Жанр. Ну, пожалуй, экшн с примесью боевика. Написан в 2004 году.


Задыхаясь от быстрого бега, я все еще не решался остановиться. Вряд ли сейчас за мной кто-то гнался, но тем не менее животный страх гнал меня вперед и вперед. Мой кошмар начался позавчера, и когда он кончится, я сказать не мог. Как не могу сказать также и почему все это произошло.

Случись все год назад, или хотя бы полтора, то сейчас я был бы уже мертв. Но на этот раз я оказался хитрее и сумел предугадать, когда за мной откроется охота. Да, именно охота, я ни минуты не сомневался, что загадочная цепь случайностей, каждая из которых по отдельности должна была закончиться моей безвременной кончиной, это грамотно расставленные ловушки. Они травят меня, как зверя, потому что я вдруг стал для них опасен. Как печально — они считают, что я приблизился к разгадке их тайны, а я даже не подозреваю, кто они такие. Или что они такое.

Мое имя вам ничего не скажет, поэтому я не стану представляться. Я работал журналистом в одном из таблоидов, вел свою колонку, посвященную громким экономическим преступлениям. Обычно моя работа заключалась в сидении в пыльных архивах и извлечении на свет божий дел многлетней давности. Я сдувал с них пыль, наводил глянец на детали и выставлял на суд публики. Но одно дело не оставило меня равнодушным, и я занялся самостоятельным расследованием подробностей. Мне в руки попалась маленькая заметка в газете десятилетней давности. Там сообщалось, что арестована группа злоумышленников, использовавших в своей деятельности запрещенные приемы воздействия на психику и виновные более чем в 20 смертях. И все. Необычно мало для такого громкого преступления, согласитесь? Вот и мне так показалось. И я отправился в архив. Я перерыл всю периодику, включая узкоспециальную, поднял массу документов по уголовным и экономическим делам — и ничего. Не было ни трупов, ни запрещенных воздействий на психику, ничего не было. И заметки этой нестало — номер испарился в неизвестном направлении. Я обозлился. Не может быть, чтобы мне померещилось! И решил так или иначе докопаться до истины — ведь в конце концов 10 лет — это не так уж и много.

Разными путями я нашел несколько фамилий. Один из них умер перед моим приходом — сердечный приступ. Другой уже 7 лет находится в психбольнице. Третью я нашел плавающей в кровавой ванне. Снова тупик.

На следующий день редактор сказал мне, чтобы я выметался на все четыре стороны. “Нашему респектабельному изданию нельзя держать в штате сумасшедшего”, — говоря это, он как-то странно на меня поглядывал. А что бы вы сделали на моем месте? Я и ушел. Чудом избежав по дороге свалившегося с крыши рекламного щита…

Да, наверное, как раз тогда все и началось. Щит со страшным скрежетом грохнулся прямо на меня, но мне фантастически, небывало повезло – я оказался между двумя металлическими ребрами и не получил ни царапины.

Дома случился следующий эпизод – когда я уже ковырялся в замке ключом, соседка позвала меня помочь ей дотащить сумки на этаж выше. Мы отошли к лестнице, и тут грянул вызрыв. Дверь моей квартиры вынесло, нас обоих оглушило, но опять же не задело. Вот тогда я понял, что охота начата.

Перед подъездом стояла машина. Микроавтобус с закрашенными окнами, завывая на всю улицу сиренами сюда уже спешили какие-то из стражей порядка. Но больше всего меня беспокоила машина, которая сейчас стояла во дворе. Я поднялся на последний этаж и выбрался на чердак. Сейчас здесь начнется суматоха, может быть, воспользовавшись ей, мне удастся незамеченым покинуть дом.

С крыши я еще раз посмотрел вниз. Микроавтобус укатил. Значит можно было выходить. Главное, чтобы никто не узнал, что именно я – хозяин взорвавшейся квартиры. С этого момента дома у меня нет… Тут я вспомнил, что сегодня не брал с собой документы. А значит, теперь и имени у меня нет.

Мне удалось проскочить мимо многочисленных врачей и пожарников. Толпы зевак всегда могут обеспечить отход хоть орде террористов. Я оставил за спиной шум и панику воле своего дома и надеялся, что меня оставили в покое, посчитав мертвым.

Я шел по улицам с изумлением отмечая, что город как-то неуловимо изменился. Что шума на улицах стало меньше, а прохожие торопятся отвести от меня взгляд. Я внимательно оглядел свою одежду, заглянул в витрину, чтобы убедиться, что с моим лицом все в порядке, и пожал плечами. Я не увидул ничего особенного – выглядел я как всегда. Один вопрос только меня тревожил – куда мне теперь идти? Родители мои погибли в автокатастрофе восемь лет назад, единственной родственницей осталась старшая сестра, которую я не видел со времени их похорон. К тому же жила она в другом городе, а у меня не было документов, да и адреса ее я не знал. Но в любом случае, других вариантов у меня не было, так что я направился на автовокзал.

В дороге ничего не случилось, чему я был не удивлен. Справочная выдала мне адрес без заминки. Сестра распахнула дверь, даже не спросив кто там, и первое, что я увидел, это смотрящий на меня cтвол пистолета. В момент окинув взглядом перекошенное лицо сестры, я бросился вниз по лестнице, а вслед мне загремели выстрелы. Чудовищный удар сбил меня с ног, и что-то обожгло мне плечо. Кувырком скатившись через пролет, я снова поднялся на ноги и бросился бежать. На улице, переведя дух, я понял, что пуля попала мне в руку, пробив насквозь трицепс. Навалилась боль, и я понял, что останавливаться нельзя, что охота вовсе не окончена, а лишь была приостановлена.

“Не найдется закурить?” — громила поигрывал кастетом и вызывающе смотрел на меня, мусоля в губах зажженную сигарету. Я успел уклониться от удара и бросился бежать. Взвизгнули колеса резко поворачивающей машины. В метре от меня сизая “Тойота” врезалась в бетонную стену, ограждающую стройку. Я бежал, бежал, бежал, боясь остановиться. Сердце в груди бешно колотилось, воздух со свистом вырывался из легких, мучительно болела простреленная рука. Наконец я перешел на шаг, поняв, что никто за мной не гонится. Потом остановился. Улица была пуста. Я прислонился к стене, чувствуя смертельную усталость. Над моей головой с треском распахнулось окно. Я едва успел отскочить от брошенного сверху телевизора. Подняв голову я успел увидеть перекошенную рожу стареющего мужика в майке, который тут же отскочил от окна. Я снова бросился бежать.

Мне необходимо было выбраться из города. Я должен помить, что теперь каждый встреченный мной человек будет пытаться меня убить. Я снова побежал. Если мне удасться живым добраться до безлюдных мест, то у меня еще есть шанс пожить подолше. В маленькой избушке где-нибудь в глухом лесу далеко-далеко отсюда…

Ноябрь, 2004 год

Похожие записи

This entry was posted in Игра в слова and tagged . Bookmark the permalink.
Хотите получать обновления Территории Ванессы Ли на электронную почту?

Введите ваш email:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *