Русалочий утес

Тоже старый рассказ. Написан в октябре 2006 года. Сейчас, когда я разбираю старые архивы, мне кажется, что я зря забросила писать рассказы. Осталось придумать мотивацию для подобного творчества, кроме сетевых конкурсов. Ибо их я как-то не очень…

Они стояли обнявшись на краю утеса. Красные лучи заходящего солнца очень четко обрисовывали их силуэты.

— Я люблю тебя.
— Да.
— Мы всегда будем вместе.
— До самой смерти.
— Ничто не сможет разлучить нас.

*****

Когда он пришел домой, было уже темно. Отец сидел за столом на кухне, перед ним горела только одна свеча. Он не любил электрического освещения. Только живой огонь освещает по-настоящему.

— Сын, я должен с тобой поговорить.
— Слушаю тебя.
— Мы непохожи на других людей.
— Да, я знаю. Но я люблю ее.
Отец усмехнулся.
— Аманда очень красива. Но пройдет время, она состарится, а ты останешься прежним.
— Я никогда с ней не расстанусь. Когда она умрет, умру и я. Никто не отнимет у меня этого права. Даже наш родовой дар.
— Ты должен жениться на девушке, похожей на тебя. Аманда тебе не подходит. Очень скоро ты устанешь слышать ее мысли, они утомят тебя.
— Она хорошо умеет их скрывать.
Отец покачал головой. Молодость не желает слышать голос разума. Чувства, вот что руководит их поступками. Простые человеческие страсти…
— Через неделю мы поженимся, отец.
— Нет.
— Да.

Квентин взглянул на свечу, и она с шипением погасла. В наступившем мраке он поднялся и ушел к себе, оставив отца одного. Ему не нужен был свет, чтобы видеть. Мне уже пять сотен лет, думал отец, Квентин тринадцатый мой ребенок. И каждый раз повторяется одна и та же история — любовь человеческая толкает моих детей на глупости. Артуру, третьему сыну, я позволил пойти на поводу у своих чувств. Теперь его кости покоятся где-то на берегах туманного Альбиона. Она бросила его тогда. Сбежала с каким-то бродячим музыкантом. А он не смог пережить этого. А Мелисса? Мелисса, любимая дочка, свет его очей… Она покончила с собой, когда прочитала в мыслях своего возлюбленного, что он думает не о ней. Дар не обеспечивает вечной любви, и это нас убивает…

Квентин заснул с именем Аманды на губах. Его отец услышал почти беззвучный шепот и вздохнул. Он не мог себе позволить потерять еще одного сына.

*****

Они стояли обнявшись на краю утеса. Красные лучи заходящего солнца очень четко обрисовывали их силуэты.

— Я люблю тебя.
— Да.
— Мы всегда будем вместе.
— До самой смерти.
— Ничто не сможет разлучить нас.

*****

— Аманда, я хочу с тобой поговорить, — высокая фигура отца Квентина, ее Квентина, выступила из ночного мрака.
— Я слушаю вас.
— Вы не можете быть вместе, Аманда. Квентин не похож на других людей, не похож на тебя. Ему нужна совсем другая спутница жизни.
— Почему вы решили, что имеет право решать за нас?
— Потому что я его отец.
— Сейчас уже не те времена, когда сыну на каждый шаг требуется родительское благословение!
— Для нас не существует времен.
— Это вы так решили.
— Нет, это так, потому что так есть. Он рассказал тебе о себе?
— Да, я знаю, что он особенный. Но я люблю его любым, мы будем вместе до самой смерти.

Отец проник в ее мысли. Сумбур. Страсть. Упрямство. Любовь…

— Нет, вы не поженитесь.

Он растворился в темноте. Аманда дрожащими пальцами открыла дверь и зашла в дом. На кухне ее ждала мать.

— Мама…
— Иди спать, дорогая, расскажешь все утром.

*****

Они стояли обнявшись на краю утеса. Красные лучи заходящего солнца очень четко обрисовывали их силуэты.

— Я люблю тебя.
— Да.
— Мы всегда будем вместе.
— До самой смерти.
— Ничто не сможет разлучить нас.

*****

Вчерашний разговор казался Аманде сном. До этой ночи они ни разу не разговаривала с отцом Квентина, только видела его иногда на мессе. Никогда не могла определить сколько ему лет. Всегда его опасалась. Наверняка вчерашний разговор был просто ночным кошмаром. Она шла по улице, тихо напевая про себя, шелковая юбка ласково обвивала ее ноги при каждом шаге. Солнце ласкало ее лицо своими лучами. Вслед ей улыбались прохожие. Аманда была счастлива.

— Эй Аманда!
Она остановилась. От бакалейного магазина к ней направился Дилан. Тот самый Дилан, который ухаживал за ней, пока она не встретила Квентина. Тот самый Дилан, которому она отказала тогда. Но сегодня она была счастлива, поэтому она улыбнулась и ему.
— Привет, Дилан! Рада тебя видеть.
— Ты стала еще красивее. Я слышал, ты выходишь замуж?
— Да.
— Я рад за тебя. Пойдем прогуляемся по городу. Просто так. Я просто провожу тебя туда, куда ты шла.
— Пойдем. Поможешь мне выбрать свадебное платье.

Приветливая продавщица принесла выбранное платье в примерочную и помогла застегнуть все эти крючочки-пуговки. Затем отдернула занавеску.

— Что скажешь? — весело спросила Аманда у Дилана.

Пронзительный взгляд сидевшего в кафе напротив человека уперся в светловолосый затылок молодого человека. «Возьми ее! Сейчас или никогда!» Улыбка сползла с лица Дилана. Он сделал шаг вперед и задернул занавеску. Продавщица понимающе улыбнулась и ушла по своим делам. Человек в кафе напротив мягко вошел в сознание еще сопротивлявшейся Аманды и стал мягко нашептывать: «Ну же, никто не видит! Потом у тебя не будет шанса познать другого мужчину, ты же выходишь замуж!»
— Нет-нет, Дилан, пожалуйста! — шептала она, но ее шепот становился все тише. — Да…

Отец Квентина вернулся к пиву, стоявшему перед ним на столике уличного кафе и улыбнулся. Кроме него происходящее в примерочной видела только стеклянный глаз камеры наблюдения.

*****

Они стояли обнявшись на краю утеса. Красные лучи заходящего солнца очень четко обрисовывали их силуэты.

— Я люблю тебя.
— Да.
— Мы всегда будем вместе.
— До самой смерти.
— Ничто не сможет разлучить нас.

*****

Квентин вернулся домой как обычно к ночи. Что-то беспокоило его сегодня. Что-то не так было с его Амандой. Впрочем, его старый приятель предупреждал, что девушки перед свадьбой нервничают. Всегда. Он достал из почтового ящика большой белый конверт. «Квентину». Никто не ждал его на кухне, отец и мать уже спали. Отец больше не возвращался к тому разговору, видимо смирился. В конверте лежала видеокассета. Квентин пожал плечами. Старенький запыленный видеомагнитофон утробно рыкнул, экран засветился мутным изображением. «Да, Дилан, да!» Аманда. Его Аманда в свадебном платье. Нет.

Он без замаха ударил кулаком в экран. Ненавистное лицо Дилана. Любимое лицо Аманды. Когда-то любимое. Она умеет скрывать свои мысли. Слишком хорошо умеет. Вот что она скрывает. Она смеется над ним. Он ударил еще раз. Еще. Телевизор упал на пол, экран его погас, что-то щелкнуло, заискрило, запахло паленой изоляцией.

Она смеется над ним!

Он должен с ней поговорить. Немедленно. Сейчас.

Отец грустно смотрел Квентину вслед. Теперь он останется жив. Больше никогда его разум не захлестнут человеческие страсти. А боль… Боль пройдет.

— Ты обманула меня, Аманда!
— О чем ты, любимый?
— О свадебном платье. В примерочной. Ты хотела только посмеяться надо мной!
Ее лицо побелело.
— Квентин, я не знаю, что на меня нашло. Прости меня, прости!
— ТЫ ХОТЕЛА ПОСМЕЯТЬСЯ НАДО МНОЙ?!
— Нет-нет, не уходи! Пожалуйста… Я люблю тебя! Я…

Но Квентин уже шагал прочь. Жгучая обида кипела в его душе. «Как она посмела?! Она, обычный человек, как ОНА ПОСМЕЛА ТАК С НИМ ПОСТУПИТЬ?!»

Аманда зарыдала в голос. Но Квентин ее больше не слышал.

*****

Она стояла на краю утеса. Горизонт был затянут темными тучами, подсвеченными багровыми лучами заходящего солнца.

— Я люблю тебя, Квентин.

Аманда шагнула вперед, и через мгновение ее маленькая фигурка скрылась в черной морской воде.

Квентин повернулся к отцу.

— Ты прав, отец. У меня впереди вечность, я не могу позволить себе растрачивать ее на вероломные штучки обычных людей.
— Я рад, что ты сам это понял.
— Прости меня, я чуть было не совершил самую непоправимую ошибку в своей жизни.
— Да. Именно ты падал бы сейчас с этого утеса. А она… ее век все равно короток.

Отец и сын пошли домой.

Похожие записи

This entry was posted in Игра в слова and tagged . Bookmark the permalink.
Хотите получать обновления Территории Ванессы Ли на электронную почту?

Введите ваш email:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *