Вторник. Новогоднее

Вообще-то я и не думала, что заседание сегодня будет. Все-таки предпраздничные хлопоты они и есть предпраздничные хлопоты, особенно если предстоящее торжество — Новый год. Можно было, конечно, посилеть и порассказывать рождественнские байки, но за нас это уже давно сделали Чарльз Диккенс и разнообразнейшие кинорежиссеры. Так что я не ждала сегодня никого. И все же, повинуясь традиции, синяя скатерть покрыла стол, а в гнезда канделябра были вставлены новые свечи. Первой прибежала Лора. Но не на заседание, а лишь затем, чтобы вручить мне коробочку в блестящей обертке и убежать.

— Положи под елку и не вскрывай до новогодней ночи! — прокричала она уже с лесницы. Решив, что так даже интереснее, я сунула подарок в искуственный сугроб и взялась было за книжку. Следующим пришел Джонатан. Он никуда не спешил, поскольку считал шумиху, созданную вокруг празднования Нового Года искуственно раздутой и черезчур блестящей.

— Знаешь, пока вторников не было, я понял, как на самом деле к ним привык, — сказал он, закуривая и поджигая той же спичкой свечи в канделябре. — Я понимаю, что сегодня, в общем-то, не будет заседания. Разве что Мигель придет. Но даже просто сидеть здесь у тебя стало… хм… хорошим тоном, что ли…

— Джонатан, — я взяла один из принесенных им апельсинов и принялась чистить солнечный фрукт. — Мы напоминаем мне какой-то бойцовский клуб. Мы ведь почти ничего не знаем об остальных членах ордена — исключение ты, я, Мигель и Лора. Все-таки почти с детсва знакомы. Но так и надо…

Раздался звонок в дверь. Пришел Рик, парень, посетивший всего пару заседаний. Сначала мне стало как-то неловко за отсутствие большинства народу, но потом поняла, что он даже рад, что можно просто побольтать «за жизнь» с двумя основателями вторничных посиделок.

— Послушайте, — начал он осторожно. — А почему вы не встречаетесь чаще?

Мы с Джонатаном переглянулись.

— Почему же, встречаемся, — ответил Джонатан. — Я, Ванесса и Мигель познакомились задолго до основания Ордена, нас в общем-то многое связывает. Есть еще Лора, но ты ее не видел, наверное…

— Про вас я понял, — произнес Рик. — Но по вторникам сюда приходит очень много народу. И как я понял — приходят давно. Но по утрам все расходятся, словно незнакомые. Хотя почему «словно»? Совершенно незнакомые люди, знающие только выдуманные имена друг друга.

Мы с Джонатаном снова посмотрели друг на друга. Рик продолжил:

— Вы не подумайте чего… Просто вы все мне кажетесь людьми яркими, стильными, в чем-то похожими друг на друга… Почему же вы не хотите подружиться?

Я опустила глаза, немного поиграла мыслью про лучших подружек Жаклин и Фиону (точнее, в этом случае Ингу и …не знаю как зовут в миру Фиону), с которыми мы вместе ходим по магазинам, обсуждаем новые платья и устраиваем торжественные чаепития. Как я флиртую с Доном и он приглашает меня в кафе на попить кофе. Как… Я встряхнула головой, чтобы вытряхнуть из нее неприятные видения. Ведь если это все произойдет, они перестанут быть полуночными собеседниками, таинственными, непредсказуемыми… Скелеты из их шкафов перестанут быть реальными, а станут выдумкой. И по вторникам мы перестанем рассказывать страшные истории, а начнем обсуждать отсутствующих. Я покачала головой:

— Видишь ли, Рик… Все приходят сюда взрослыми. У всех есть друзья, семьи, сложившиеся отношения. Среди нас нет людей, которые посещают вторничные заседания, потому что у них проблемы с общением. Мы ждем от них таинства, необычности, странности… Если мы начнем встречаться чаще, то вторники умрут сами собой, и мы перетсанем быть Орденом.

Рик посмотрел на Джонатана, ожидая его ответа. Джонатан пожал плечами, откинулся на спинку кресла и лицо его скрыли тени. Как правило такой его жест означал: «Продолжайте без меня, считаю дискуссию бессмысленной». Мне тоже хотелось так сделать, но на правах гостеприимной хозяйки я должна была продолжать беседу с гостем.

— Но ведь ты сама, Мигель и Джонатан не стали менее таинственными друг для друга! — упрямо продолжал Рик. — Почему ты считаешь, что все остальные при ближайшем знакомстве станут примитивными, скелеты из их шкафов окажутся искуственными, а истории выдумкой?

Я выдержала паузу. Выдохнула. Не люблю людей с проблемами, особенно когда они грузят их каждому встречному. Посмотрела на часы.

— Я отвечу тебе, прежде чем ты уйдешь, Рик — я скрестила руки на груди, закрываясь. Я уже приняла решение. — Точнее, Игорь, конечно же. У каждого человека есть сложившийся круг знакомых. Иногда его требуется пополнять и расширять. Если у тебя наступило время и желание решить свои проблемы с общением, то ты пришел не по адресу. Орден Ночного Вторника создан не для тусовски и не для знакомств. Мы такие, какие есть. Прощай.

— Ты все не так поняла! — попытался поспорить Рик. — У меня нет проблем, просто здесь собираются люди, с которыми хочется общаться, но страшно даже приблизится. От вас веет могильным холодом!

Мы снова переглянулись с Джонатаном и улыбнулись. Могильным холодом веяло от наших улыбок. Когда за Риком… За бывшим Риком захлопнулась дверь, я села в кресло. Попыталась почувствовать себя виноватой. Попыталась испугаться за одинокое будещее. Ни того, ни другого у меня не получилось. Тогда я достала из холодильника шампанское.

— Могильный холод в нашем случае — это комплимент, — ухмыльнулся Джонатана.

— Да ну его, дурак, — нахмурилась я. Джонатан забрал у меня бутылку и принялся ее открывать. — Хорошо, что у нас редко такие оказываются.

This entry was posted in Орден Ночного Вторника and tagged . Bookmark the permalink.
Хотите получать обновления Территории Ванессы Ли на электронную почту?

Введите ваш email:

3 Responses to Вторник. Новогоднее

  1. kellery says:

    не страшно, но про вторник 🙂

  2. admin says:

    Re: А мне уже страшно

    После будет еще один вторник :).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.