Страна чудес, инкорпорейтед…

Чеширскому коту не хотелось улыбаться. Он сидел за столом, подперев морду лапой и злился. Какая-то толстая дурища, на лице которой был толстый слой макияжа, за руку она держала толстого ребенка, а в руке — толстый бутерброд уже некоторое время пристально всматривалась в него, очевидно ожидая, когда же он улыбнется наконец. Чтобы избавиться от этой назойливой бабаищи, кот растворился в воздухе, никакой улыбки, правда, не оставив — ну не хотелось ему улыбаться, хоть ты тресни. А хотелось ему порвать кого-нибудь в мелкие клочья, а потом сплясать джигу на останках, а потом… Тут Кот понял, что замечтался, и пора бы уже материализоваться где-нибудь.

Унылая морда Мартовского Зайца маячила за столиком в углу, за стойкой хозяйничал Шалтай-Болтай, а Болванщик тупо стоял посередине и озирался. Кот постоял на пороге и передумал заходить. Уселся на крыльцо, рядом с Синей Гусеницей, которая мечтательно смотрела в голубое небо и выдыхала дым. Кот принюхался и вздохнул — хорошо ей, Синей, она насыпала в свой кальян какой-то дури и кайфует себе, а ты отдувайся… Ну вот, сейчас начнется, подумал Кот, увидев, как из-за поворота стремительно выбегает Белый Кролик.

— Эй ты, хвостатый! — заорал он, уперев в него указующую лапу с карманными часами. — Какого бармаглота тебя все время нет на месте, а? Кто по-твоему должен клиентам дорогу указыавать, а? Это твои прямые обязанности, понял, котяра?

Чеширскому коту теперь еще меньше хотелось улыбаться. Он съежился и начал было растворяться в воздухе, но Кролик подскочил и схватил его за усы:

— Нет уж, ты мне эти штучки брось!

— Миииииааааааууууу! — заорал Кот дурным голосом. — Хочу в отпуск! Рожи эти дурацкие больше видеть не могу!

Кролик вытащил из кармана Мышь и спросил:

— Этому бездельнику отпуск положен?

Мышь нацепила на нос очки, достала неизвестно откуда кипу бумаг и начала ей шуршать, а Кролик тем временем следил за тем, чтобы Кот не надумал снова раствориться. Желание порвать кого-нибудь в клочья светилось у Кота в глазах. Он понимал это, поэтому прикрыл их, от греха подальше. Мышь достала из кучи бумажек какую-то одну и заявила омерзительно писклявым голосом, от которого у кота автоматически самовыпустились когти на всех лапах:

— Нет, не положено! Еще как минимум полтора века Чеширский кот работает без отпуска!

— Вот! — со значением сказал Кролик, поворачиваясь к Синей Гусенице. Кот поднялся с крыльца и побрел на свое место на перекрестке, услышав напоследок вопль Белого Кролика: «Я сколько раз предупреждал вас?!» И ответ Синей Гусеницы: «Жду не дождусь уведомления о моем увольнении…».

Кот оглядел со вздохом свое перепутье, устроился под кустом и уснул. Снилось ему блюдечко с молоком в уголке кухни, теплые коленки хозяйки и уютный диван. И во сне он шептал: «Убегу… Тушкой, чучелком… Домашним мурлыкой, помойным котом…»

А на солнце переливалась всеми цветами радуги вывеска: «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В СТРАНУ ЧУДЕС!»

This entry was posted in Игра в слова, Просто дневник. Bookmark the permalink.
Хотите получать обновления Территории Ванессы Ли на электронную почту?

Введите ваш email:

One Response to Страна чудес, инкорпорейтед…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.