Кафе с высокими стульчиками

У барной стойки — высокие стульчики. Чтобы на них забраться, нужно наступить на приступочку и быстро, не потеряв равновесие, разместить свой зад на кругленькой подушечке, обтянутой темно-красной искуственной кожей. Перевести дух, на мгновение закрыть глаза, а потом сказать бармену:

— Кружку темного, пожалуйста…

Бармен деловито займется выполнением немудреного заказа, а сосед справа (долбаный стареющий ковбой, остряк-самоучка) повернет свое рябое лицо ко мне и прошипит заговорчески: «Вам разбавить или не долить?» А соседка слева аккуратно поерзав, закинет одну длинную ногу, на другую, не менее длинную. У нее есть пунктик — она хочет казаться порочной и доступной, а на самом деле — ни то, ни другое.

— Омерзительная погода, — скажет она, даланно не обращая внимания на ковбоя справа. Ее тонкие пальцы с кровавыми каплями длинных ногтей ласкают высокий стакан с бледно-розовым напитком.

— Почти зима, — соглашаусь я, и в этот момент бармен ставит передо мной кружку с пивом. Раньше мне казалось странным, что этот человек работает барменом — ему далеко за тридцать, он явно образован, у него безупречные манеры и вообще… Но потом оказалось — ничего удивительного: просто у человека личная драма — его жена когда-то ушла к бармену. А он теперь до сих пор доказывает своей бывшей возлюбленной, что он гораздо лучший бармен, чем тот, другой. Нелогично? А когда это наша жизнь подчинялась логике?

— Слушай, детка, — ковбой справа снова наклоняется ко мне. — У меня ведь семейная трагедия… Мне жена изменяет. Представь, стерва, а?!

— Ты на себя в зеркало смотрел когда-нибудь,а? — хмыкает падший ангелочек слева и отпивает розовой жидкости из своего стакана. Джентльмен сидящий по другую сторону от ковбоя изрекает глубоким, хорошо поставленным голосом:

— А разве, сударыня, понятие верности определяется отражением в зеркале?

Ангелочек передергивает плечами и отворачивает голову. Длинные волосы скрывают от меня ее лицо. Тем временем ковбой продолжает:

— Знаешь, детка, когда я узнал об этом, то на поверил, но потом пришлось… — он суетливо полез в задний карман штанов. — Я ведь не понимал, что на нее кто-то польстится может. Она же вовсе не красавица…

— Зато ты просто Ален Делон, — шипит, не поворачивая головы Ангелочек. Ковбой достает потертый кожанный бумажник, извлекает из него фотоснимок и протягивает мне. С карточки на меня, улыбаясь, смотрит дородная женщина средних лет, ничем, в общем-то не примечательная.

— Вот он, моя благоверная… — почему-то шепотом говори Ковбой. Бармен протягивате зажигалку доставшей сигареты Ангелочку. Джентельмен придвигается ближе, едва не упав при этом с высокого стульчика.

— Послушайте, дамы, — начинает он, обращаясь, очевидно, ко мне и Ангелочку. — А что вы можете сказать о женских изменах? Почему вы изменяете, а?

Ангелочек выдыхает дым и задумчиво смотрит на Джентльмена. Он одет в строгий костюм, тщательно выбрит, но выглядит немного усталым. Очевидно, зашел передохнуть после работы.

— Странный вопрос… Мужчины, отрастив пивное пузо и перестав чистить зубы, продолжают чувствовать себя неотразимыми, а потом удивляются, что им изменяют. Вы ведь холостяк, наверняка? — Ангелочек в упор смотрит на Джентльмена. Тот смущается:

— У меня есть девушка…

Тут Ковбой, грохнув по столу кружкой, заявляет:

— Вы все говорите не то! Женщины изменяют, потому что они по природе своей порочны и похотливы! Если бы не они, до сих пор бы мужики в раю жили бы!

Ангелочек хихикает:

— Ага, и дрочили бы там, ну-ну…

Ковбой, словно не слышав ее ехидного комментария, продолжает:

— Я вот много сейчас слышу про то, что мужикам изменять вроде бы положено, а женщины — от природы верные. Это все вранье! Именно женщины — вероломные и неверные создания!

Джентльмен вежливо кашлянул и тоже высказал свое мнение:

— У меня сложилось впечатление, что в наше время женщины быть женщинами перестали. Что они больше не хранительницы домашнего очага, как раньше, а нечто иное. Что они присвоили себе несвойственные им ранее роли. Отсюда и измены появились…

— А раньше они вроде как и не изменяли вовсе? Не-ет, брателло, ты не прав, — Ковбой покачал головой. — Они всегда изменяли. Просто они более скрытные. Вот не захоти моя жена мне сказать, что трахалась с другим мужиком, я бы и не узнал никогда.

Ангелочек осторожно сползла со своего стула, положила на стойку купюры и произнесла напоследок неожиданно серьезно:

— Знаете что, господа, это все пустой треп. Легче легкого наклеить ярлык и придумать несуществующую теорию все и вся обобщающую.

И Ковбой, и Джентльмен замолчали. Ангелочек развернулась и вышла, не оглядываясь. Я тоже сейчас пойду. Только вот сообоажу, как бы поизящнее слезть с этого высокого стула…

Похожие записи

This entry was posted in Игра в слова, Просто дневник and tagged . Bookmark the permalink.
Хотите получать обновления Территории Ванессы Ли на электронную почту?

Введите ваш email:

6 Responses to Кафе с высокими стульчиками

  1. ml says:

    А вот мне — нравится!

  2. daana_r says:

    В избранное!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *