Город и его стена

— Гектор, а тебя в детстве дразнили Геком? — белобрысый Локи потянулся за стаканом. Его фамилия была Локтев, а имя какое-то невнятное, то ли Вася, то ли Сережа. Неподходящее. А Локи прижилось.
— Неа, — лениво ответил Гектор. — И тебе не советую…
— А я бы дразнил, — хмыкнул Локи. — Или даже лучше Чуком, так смешнее.
— Локи, ты всегда так говоришь, будто у тебя в местном травмпункте абонемент, — длинноволосый Кир встал из-за стола и подошел к окну. — Где там уже этот твой парень? Опаздывает…
— А кто там сегодня прийти должен? Мексиканец? — Гектор тоже встал, расправил плечи и зевнул.
— Откуда здесь мексиканец, конкистадор ты наш недокормленный? — Локи заглянул в пустой стакан, будто там могло что-то появиться. — Он просто так выглядит.
— Ладно, наше дело маленькое, — Гектор снова сел. — Можем копать, можем не копать.

arch

Гектор Ревада по происхождению был испанец. Он и выглядел как испанец. Но на этом все испанское в нем заканчивалось — языка он не знал, в стране предков тоже не был. А был он здесь, в забытом всем и всеми местечке под названием «Кукушка» вместе с двумя друзьями. А все потому, что Локи сказал, что ему один друг сказал, что какой-то парень хочет предложить им работу по специальности.


Вообще-то, все началось еще раньше и в другой степи. Они курили на краю выпотрошенного кургана, и Локи сказал:

— Наукой сейчас можно заниматься только контрабандой, — он прищурился на солнце и посмотрел вниз, на раскоп. — Можно подумать, было неясно, что именно мы откопаем в этом кургане… Но на другие раскопки у альма матер денег нет.
— И что теперь? — Кир грыз кончик своего хвоста. Дурацкая привычка. — Заделаться черными археологами, топтать дороги второй мировой в поисках портсигаров и подстаканников?
— Нее, — отмахнулся Локи. — Возможны же и другие… варианты.
— Например? — спросил Гектор.
— Археология — модное хобби, — со значением проговорил Локи.
И вот теперь — «Кукушка». Строительный вагончик с пристроенным навесом. Как нагрешил хозяин этого места, что ему пришлось открывать заведение возле пыльной грунтовки — неведомо. Да и неинтересно. Может он людей не любит? Показался из своей каморки только один раз, кода чай принес.
— Смешно, — хмыкнул Кир. — Я сейчас себя чувствую, будто мы преступление совершаем. Конспиративная встреча где-то в долбенях, некто, по прозвищу «мексиканец»…
— О, наверное это он как раз! — Гектор ткнул пальцем в сторону окна. Пыльное облако на горизонте могло быть только чьей-то машиной.
Мексиканец оказался вовсе не мексиканцем, разумеется. И вообще не мужчиной. За рулем сидела некрасивая рыжая девица, а рядом с ней — лохматая серая собака. Девица окинула троицу, вышедшую ей навстречу критическим взглядом и кивнула. Собака вообще не удостоила их внимания.
— Привет, — сказала «мексиканец». — Кто из вас Локтев?
— Я, — отозвался Локи.
— Садитесь в машину.
Их нанимателя звали Лариса, и это все, что она рассказала о себе. Сколько ей лет было совершенно непонятно.
— Вы с древнегреческого переводите? — спросила она.
— Немного да, — нехотя ответил Гектор. — Латынь я лучше знаю. И древнеарамейский.
— Годится, — кивнула Лариса. — Место у нас странное, вам понравится.
— А что там? — спросил Локи.
— Уже приехали, смотрите, пока спускаться будем, — она махнула рукой, и все трое уставились на открывшийся вид. Обалдело уставились, потому что там, в идеально-круглой котловине был город. Бывший город — очертания построек, кое-где сохранившиеся стены, у дальнего от них края возвышалась чудом уцелевшая башенка. И этот идеальный круг делила пополам отлично сохранившаяся стена. Каменная, желтоватая. И город был только с одной ее стороны.
— Ха, — нарушил молчание Кир. — Занимательная планировка.
— Точно, — кивнула Лариса. — Это вы еще надписей не видели.
— Надо же, а я как раз читал недавно Описание стены плача. Эта очень похоже выглядит.
— Подождите, — Гектор высунул руку в окно. — Надписи что, на древнегреческом? Откуда они тут? Что это вообще за место?
— Надписи разные, про греческий — это мы предположили только, — сказала Лариса. — А место… Тут странная история, дорогой друг. Мы сюда приехали позавчера только.

Лагреь был удачно скрыт в тени уцелевшей башенки. Рабочих, кроме Гектора, Кира и Локи было еще человек пятнадцать.

— Локи, это кто? — шепотом спросил Гектор. — Я, конечно, мнил себя Индианой Джонсом, но никак не ожидал, что мы попадем на раскопки какого-то неведомого древнего города прямо у нас под носом.
— А я подозревал что-то такое, кстати, — Кир наклонился и подобрал с земли обломок керамического горшка. — Кто бы смотрел под этот самый нос, в поисках интересного, когда…
— Ай, пофиг, — отмахнулся Локи. — Досужие рассуждения. Мы-то уже здесь! И у нас здесь древний город навроде Вавилона.
— Да не, до Вавилона, пожалуй, не дотягивает, — задумчиво проговорил Гектор. — А может на стену уже посмотрим?

Продолжение следует…

Похожие записи

This entry was posted in Игра в слова. Bookmark the permalink.
Хотите получать обновления Территории Ванессы Ли на электронную почту?

Введите ваш email:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *