Про силу печатного слова

Чем больше читаею про серийных убийц, тем сильнее ощущение, что на подвиги их вдохновляет реакция общества. Ну вот, например, жил себе в Уайтчапеле какой-нибудь неприметный парикмахер-неудачник, который однажды поссорился с Мэри Энн Николз, по прозвищу «Полли». Ну мало ли, рассмеялась ему в лицо продажная женщина, наговорила гадостей, а у него, например, бритва. И вот стоит он, грустный, над трупом и думает, что… Ну, что-нибудь думает. Например, что надо оттащить куда-нибудь тело, вдруг про него никто не подумает? Он же мааааленький человечек, практически мистер Целлофан.
А потом выходит утренняя газета. В которой кто-то из лондонских акул пера живописует выпотрошенную жертву. Берет наш бедный парикмахер дрожащими пальчиками газету, читает это все и чувствует, как начинает собой гордиться. «Эй, так я крутой! Про меня в газетах пишут! Надо же, выпотрошил… Хорошее слово — потрошитель!»

Jack-the-Ripper

Ну дальнейшую биографию «Дерзкого Джеки» мы все более или менее знаем — Скотланд-Ярд вел следствие, не помня себя от рвения, мирные обыватели ужасались кровавому кошмару, писали в редакции газет горы писем с идеями по поимке, а пресса радостно оттачивала перья, расписывая очередное убийство. Все счастливы, все при деле, скромный парикмахер из Уайтчапеля бреет клиентов, таинственно улыбаясь, а в свободное от работы время пишет в редакции газет письма и шлет открытки. И его, что характерно, так и не поймали.


Узнала много нового за последние пару недель. Про системы безопасности музеев, черные рынки антиквариата, и нераскрытые ограбления. «Геммологическая экспертиза» и «из какого, черт возьми, сплава делали украшения парижские ювелиры XVIII века?!» Работа-работа. Зато, кажется, все складывается, наконец-то, в единую картинку.

Так что, пока у меня выдох, читаю о том, как купить квартиру в Турции. Жить на Средиземном море. Круто же… Недавно увидела чей-то южный инстаграм, и что-то так вдруг пронзительно на море захотелось. Чтобы бассейн, шезлонги, прозрачная водичка и разноязыкий говор вокруг. Отчетливо, почти реалистично так все представила, зажмурилась и пошла работать дальше.

К маньякам, знаменитым грабителям и писателям детективов. Так вот, кстати, вернувшись к силе печатного слова, упомянутой уже выше. Вполне возможно, что не было бы никакого Джека, если бы не газеты. Ну и не реакция социума вообще. Если бы этому самому скромному парикмахеру (чет, да с чего я вообще взяла, что он парикмахер-то?!) не дали в какой-то момент почувствовать себя звездой, он, может, и не рискнул бы резать кого-то дальше.

Где-то читала, что хуже всего на игнорирование реагируют подражатели. Когда в прессе недостаточно шумно, они начинают изощряться в эпистолярном жанре, и вот тут-то их и ловят. Ну, некоторых. Джека не поймали же… С другой стороны, газеты ни разу и не проигнорировали его действий.

This entry was posted in Просто дневник. Bookmark the permalink.
Хотите получать обновления Территории Ванессы Ли на электронную почту?

Введите ваш email:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *