«У хомячка пиар лучше!»

При всех их недостатках банки лучше поездов. Они стоят на месте, и деньги в них есть всегда.

«Бутч Кэссиди и Сандэнс Кид»

Хороший имиджмейкер был у Бутча Кэссиди, вот что.

gangsters

Это чувак с квадратной челюстью, самый правый на фото. Собственно, я не биографию гангстера изучала, а, скорее, этот самый стиль подачи. Почему про всех этих Кидов, Карверов и Диллинджеров читать всегда интересно, а про наших… эээ… Наших… Черт, кто у нас знаменитые преступники-то были? Мишка-Япончик, ок. И Сонька Золотая Ручка. Хотя это какие-то тоже сомнительные «наши». Короче, читала про Кэссиди. Ну вот как? Как они это делают? Тропа Беззакония, Дыра-в-стене, записка «за штаны заплачу потом», боливийские солдаты, «в гробу не дядя Бутч!»… Вот бандит же. Уголовник. Скот воровал и поезда грабил. И банки. У него что, биография была интереснее, чем у какого-нибудь нашего бойца преступного мира? Да нет, не думаю. В сущности, преступники везде одинаковые.


Вообще двумя делами одновременно сейчас занимаюсь. Одним глазом изучаю билеты по технике безопасности, постигаю, так сказать, высокое искусство охраны труда. Это тоже для дела надо, но для другого. Отчасти думаю о том, что, наверное, популярный стиль работы «хоум-офис» с точки зрения охраны труда по куче пунктов нарушает трудовой кодекс. И представляю, что приходит такой инспектор, проверять условия, а я, понимаешь, валяюсь на кровати, сложив ноги на стену, и печатаю в неестественной позе. И еще есть что-то про шум, освещенность и всякие еще там вещи. Ну так вот, приходит чувак из органов надзора и выписывает мне, как самой себе начальнице, дисциплинарное взыскание за невыносимые условия труда.
Этта… Стоп.
Вернемся к ганстерам. У них тоже так себе работка была. Нервная и опасная. Впрочем, опять-таки, не о них речь. А о неразрешимой загадке истории про то, почему Бутч Кэссиди — это круто, а какой-нибудь наш русский уголовник — это… это…
Шиплю на себя «я предвзята, я предвзята, я предвзята!» Раз полки в книжных магазинах сверху донизу заставлены всякими «Горбатыми», «Горелыми» и «Возвращениями Кучерявых», а в маршрутках играет «хоп, мусорок, не шей мне срок…», значит у криминальной культуры есть ценители, эксперты и поклонники. А я просто мимо-пролетел. И вместо того, чтобы напрягать память, можно просто поисковик озадачить, и я все узнаю. С именами, явками и паролями…
Эээ. Стоп. Нет, не то. Меня прямо-таки покоробило от перспективы слушать про «голуби летят над нашей зоной» и читать про сожительницу Ларису Ивановну на блатной малине. Не то. Не та задача.
Вот есть я. Мне нравится Бутч Кэссиди и не нравится радио-шансон. Как сделать так, чтобы герой блатного шансона превратился в «героя Кантона по имени Джейн»? Переместить скучного уголовника в мой мир и наделить его образ хоть какой-нибудь привлекательностью. Романтичной.

01

Итак. Возьмем упомянутого уже Бутча Кэссиди. Он сначала угонял коров, потом грабил поезда, потом банки.
Наш аналог — родился в деревне, угонял коров… Черт, мне уже скучно, но неважно. Смысл задачи — сделать так, чтобы наш сельский Ванята с бояном и гвоздичкой, угоняющий коров у кулаков, стал лично для меня привлекательным героем. Его нужно как-то поместить в мой идеальный мир. Что я, дитё асфальта и бульварной литературы, больше всего люблю?
— Легкий слог подачи, с иронией и умеренным количеством метафор.
— Сочные подробности — имена-названия-прозвища.
— Уверенность повествования.

Это я подглядывала в статью про Бутча Кэссиди, используя ее как методический материал. Итак. Имеется деревенский угонщик коров. С гармошкой и гвоздичкой. Блииин.
Чувствую себя тем самым ангелом из клипа «трудно быть богом»… Детально.
Чего НЕ должно быть в моей идеальной РУССКОЙ криминальной истории, чтобы меня с нее не воротило и не коробило? Чтобы я не испытывала пренебрежения или омерзения?
Начнем с деревни.
В мусорку летит сельская романтика с гвоздичками и баянами.
Туда же отправляется воровской жаргон и все его производные.
Нужна деревня без «сельской романтики» и уголовщина без «блатняка».

Придорожное кафе. Мигающая вывеска из неоновой трубки «24 часа».
«Кофе?»
«Черный или три в одном?»
«Эспрессо?»
«Хуеспрессо! И капуччиной запить еще принесем. Так какой тебе?»
«Черный. А как называется населенный пункт?»
«Залесово!»

Нет. Никакой. Отдельной. Сельской. Романтики.
Вычеркнуть.

«Никому не шевелиться, кто вякнет, тому мой кореш вышибет мозги!»
У кореша — дробовик. У того, кто говорит — фомка… Нет, не фомка. Какая-то другая железяка.
«Это что, ограбление?»
«Да, красотка, снимай цацки, кидай сюда… Или даже нет, иди сюда, будешь сумку носить. Умница, вон к тем толстым двум подойди, они уже кошельки вытащили!»

Нет. Скучному. Реализму.

«Дамочка, оставь обручальное кольцо, а то палец поцарапаешь!»

Ничто. Человеческое. Грабителю. Не. Чуждо.

«А я вас знаю… В газете писали, что вы корову угнали!»
Бабах. Аааа!
«Сказал же — не вякать… Идиоты. Я совершил семнадцать ограблений. А помнят меня, потому что я корову у хахаля бывшей угнал!»

Самоирония. Уверенность. Умеренная жестокость.

«Чао-какао, пупсики. Давайте, дуйте в свой автобус, а то без вас уедет!»

Кажется, я ухватила мысль.
Но продолжение следует, я еще буду думать над этим.
Так надо.

Похожие записи

This entry was posted in Просто дневник and tagged . Bookmark the permalink.
Хотите получать обновления Территории Ванессы Ли на электронную почту?

Введите ваш email:

2 Responses to «У хомячка пиар лучше!»

  1. AE says:

    просто не любишь ты рассею-матушку. Есенина почитай за эстетикой.
    а если не стихи, то биографию. И Маяковского до кучи

    • Ванесса says:

      А патриотизм-то тут при чем?
      Плевать мне сейчас и на эстетику, и на фактологию.
      Мне интересно КАК они это делают. Как любой задрипанный городишко превращают в особенный и уникальный, а обычного уголовника — в героя. И наоборот тоже — как можно сделать унылое говно из криминального таланта.
      Я изучаю именно подачу материала.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *