На золтом крыльце сидели…

Виртуальный портрет mousss.

«Положи меня, как печать, на сердце твоем, как перстень на руке твоей, потому что крепка,
как смерть, любовь, и жестока, как ад, ревность: стрелы ее — стрелы огненные».
Песнь песней

…цветущего винограда. Ее голос звучал переливами прохладного ручейка, серебряными колокольчиками, соловьиной трелью. Песня была легка и наивна. Вот она остановилась, в глазах ее, цвета вечернего неба, отразился весь мир, ветер заиграл складками ее простой светло-голубой юбки.

— Кто ты, о незнакомец? — голос ее звучал подобно флейте, нежно и приветливо. — Я не знаю тебя.

— Ты так чудесно пела… Ты пела о своем сердце, в золотой клетке. Кто же тот счастливец, чья клетка сумела прельстить твое сердце сильнее свободы?

Смех ее был музыкален и правдив.

— Это просто песня, незнакомец, у меня нет возлюбленного!

— Это неправда! Ты прекраснейшая из всех женщин, которых я видел. Тысячи великих героев и царей должны сражаться за твою любовь!

Она закрыла лицо руками.

— Твои глаза — словно горные озера, твоя шея подобна мраморной колонне, ступни твоих ног…

Девушка вдруг захихикала.

— Стоп-стоп-стоп! — раздался недовольный голос режиссера. — Суламифь, тебе положено внимать с все возрастающим восхищением и блеском глаз, а ты?

— Простите, — Суламифь снова прыснула. — Все это так глупо. Давайте еще один дубль.

— Царь Соломон и Суламифь в винограднике. Дубль четвертый!

Неузнанный царь поднялся с мягкой изумрудно-зеленой травы, протянул вперед руку и продолжил:

— Ступни твоих ног словно изваяны лучшим скульптором, голос твой подобен…

Девушка фыркнула. Потом снова рассмеялась.

— Стоп! Суламифь! Что с тобой такое сегодня?

Девушка не ответила. Лицо ее стало серьезным, глаза потемнели. Она повернулась и пошла прочь со съемочной площадки. Не Суламифь. На выходе из виноградников ее догнал помощник режиссера, шустрый маленький человек в квадратных очках.

— Стой! Ты куда? Ты с ума сошла!

— Это вы все сошли с ума. Я не подхожу на эту роль. Совсем.

И она ушла…

— Спасибо, достаточно, — раздалось из темного зала. — Следующая!

— Богорожденный герой Лаэртид, Одиссей хитроумный!
Слезы и горестный плач прекратите вы. Знаю сама я,
Сколько вы бед претерпели в водах многорыбного моря,
Сколько вреда принесли вам враждебные люди на суше.

— Она! — прошептал режиссер. Яркий свет софитов…

This entry was posted in Виртуальные портреты, Игра в слова. Bookmark the permalink.
Хотите получать обновления Территории Ванессы Ли на электронную почту?

Введите ваш email:

6 Responses to На золтом крыльце сидели…

  1. st_berg says:

    а где мона уснать мой партред???

    • admin says:

      Я пишу портреты тем, кто попросил. По очереди, то есть ожидание получается неопределенным, потому что все зависит от времени и настроения. Можешь считать, что заказ на портрет принят :). Когда-нибудь ты обязательно его прочитаешь :).

  2. e_knot says:

    Не Суламифь, но Цирцея…
    Однако, волнует кровь!

  3. mousss says:

    Спасибо, Элфа…

  4. ruthana says:

    Охерительно!
    Поразительный портрет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.