Поднимите мне веки!

Кстати, я же тут смотрела нового «Вия». Почти неделю назад.
*и мысль замерла*
Вообще, мне понравилось. Только вот это тот самый случай, когда если изложить впечатления, то можно испортить его остальным. Чуть ли не каждое слово будет спойлером. Глаза у вия меня просто покорили, да.
Общее впечатление такое: я нисколько не пожалела, что сходила в кинотеатр. Буду ли пересматривать? Нет. И нет, не страшно вообще. Но интересно.

viy

Вот интересно, а этот самый вий — реально персонаж сказок или его Гоголь выдумал? Полистала википедию, там ничего конкретного не говорится. Сама я ни в каких сказках этого чувака не встречала, впрочем, я тот еще знаток сказок…


*замечталась*
Все-таки, есть в Восточной Европе что-то притягательное. Каждый раз, когда что-то такое смотрю, мне хочется поехать и живьем это все посмотреть. Так что, читаю про отдых в Карпатах летом отзывы. У меня же пока нет планов на лето, почему бы и не Карпаты?..

Возвращаюсь к размышлениям про народное творчество.
В принципе, создать фольклорных персонажей, пришедших к нам из глубины веков — делать нечего. Современный информационный голод с легкостью сожрет и переварит практически любую дезу. Очень просто же — придумываешь какую-нибудь кракозябру, созвучную народным сказкам, пишешь условно-наукообразный текст, кидаешь на него несколько ссылочек… Дальше происходит очень простая вещь — жизнерадостные блоггеры, увидев новые слова (а если еще и с картинками, то вообще супер!) поспешат поделиться со своими читателями свеженькой инфой. Рерайтеры перепишут текст на разные лады. И через пару недель дальневосточная кракозябра прочно войдет в фольклорный пантеон, и даже статья в википедии появится. Потому что найти источник будет чертовски трудно…

С другой стороны, а разве не так появлялись настоящие фольклорные персонажи? Вся разница только в том, что имени автора того же самого Кащея или Бабы Яги мы уже никогда не узнаем. А ведь создавались они, скорее всего, как-то также. Приходит в деревню какой-нибудь бродяга, а местные жители уже несколько месяцев никого, кроме друг друга не видели. Они на него наседают, расскажи, мол, что в дальних землях творится, наверняка же что-то интересное, не то, что у нас! И если он хочет, чтобы его кормили-поили, то уж всяко не будет скучно нудеть, что в соседних землях вся та же фигня — урожай надо собирать, коров доить, козлов в огород не пущать. Так что открывает он рот и сочиняет что-нибудь. Потом уходит. А его россказни начинают на разные лады местные жители пересказывать. Потом где-нибудь на большой ярмарке собираются жители нескольких окрестных деревень и начинают за кружкой браги сводить разные версии одних и тех россказней, додумывают свои подробности, а кто им это рассказал и когда — становится неважным.

Похожие записи

This entry was posted in За жизнь and tagged , . Bookmark the permalink.
Хотите получать обновления Территории Ванессы Ли на электронную почту?

Введите ваш email:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *