Про коньяк, виноградники и книгу

…И тогда она сказала: «Это же какой-то райский эликсир… Что за коньяк мы пьем, Сережа?»
Он улыбнулся одними губами: «Жатон».
«Я такого не знаю, — она протянула руку к бутылке, в которой все еще плескалась янтарная жидкость. — Французский?»
«В каком-то смысле да, но вообще — нет», — ответил он.

У меня странные отношения с коньяком. Вряд ли я могу считаться особо тонким ценителем или знатоком. Но иногда люблю, да. Под настроение. Меланхоличное и романтичное. Задумчивое. Или под душевный разговор.

grapes

С «Жатоном» получилась другая история. Как тот самый не знаток, я про него узнала совсем недавно и почти случайно. Угостил один знакомый. Он сказал: «Я перепробовал, наверное, почти все коньяки и бренди в мире. Понял, что мой — этот. И по вкусу, и по настроению». Но этот знакомый — философ от коньяка, и я не всегда понимаю, что он имеет в виду.


Что он имел в виду, я поняла чуть позже. Мне на глаза попалась этикетка коньяка «Жатон», и в голове всплыл тот мимолетный разговор. О настроении. Мне пригрезилось жаркое солнце, виноградники на холмах и люди. Проснулось любопытство, и я решила, что надо прочитать про этот коньяк. Солнечный и незнакомый — http://jatone.ua/manufacture/.

Я читала историю создания. О том, как Луи Гехлер, Жан Жатон и Юлий Майер купили землю под виноградники в Херсонской области, про то, как выращивали там виноград, как создавался дом марочных коньяков «Таврия». И думала, что хотела бы почитать об этом… книгу. Или написать. Потому что в сухих строчках истории нет ничего о том, что за человек был этот Жан Жатон, именем которого назван теперь коньяк. Что связывало этих троих людей? В кого был влюблен швейцарец Луи Гехлер? Вот, кстати, фото его и сыновей:

gehler

А потом я подумала, что не хочу читать эту книгу. Хочу ее написать. Приехать в Новую Каховку, снять комнатку под самой крышей, ходить по улицам и виноградникам, смотреть на лица и в глаза людей. И как будто вспоминать те, другие, дни.

И тут мой пафосный настрой сбила всплывшая своевременно цитата о том, что на самом деле венец творения природы — это рюмка коньяка с ломтиком лимона. А человек — это промежуточное звено и этап эволюции. Ну что ж, неплохой эпиграф, я считаю. А Новая Каховка — неплохое место, ничем не хуже Макондо.

Луи поковырял носком сапога сухую землю и сплюнул.
— Bordel de merde, — пробормотал Жан. — И что будем делать?
— Думаешь, все великие дела начинаются с русского «Ура! Вперед!» — Луи мрачно оглядел склоны залитых закатным солнцем холмов.
— Ну а что мы еще можем сделать? — пожал плечами Жан.
— Друзья, мы ничего не теряем, — вступил в разговор молчавший до этого Мейер. — Значит, давайте попробуем.
— И с чего начнем? С виноградника? — Жан тускло улыбнулся и вытер тыльной стороной ладони пот со лба.

Похожие записи

This entry was posted in Просто дневник. Bookmark the permalink.
Хотите получать обновления Территории Ванессы Ли на электронную почту?

Введите ваш email:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *