А собиралась уснуть пораньше…

Читаю чукотские сказки. Как обычно, для дела надо. Что только для этого самого дела не приходится изучать… Ну так вот, сказки. Одну я сейчас даже процитирую, очень уж она меня впечатлила.

Ягодка

Однажды темной осенней ночью скучно стало ягодке одной жить в тундре, дай, думает, пойду в гости к паукам.
Приходит она и стучит. Пауки спрашивают:
– Кто там?
– Не знаю! – отвечает ягодка. Зажгли жирник пауки, пошли посмотреть, кто пришел.
Увидела ягодка пауков, испугалась, покатилась, упала на камень и разбилась.

chukcha

Что-то я так этой сказкой впечатлилась, что даже не знаю, что сказать.
А, нет, знаю! Сказки же всякие этнографы собирают? Приезжают экспедицией, поселяются по соседству и начинают спрашивать про всяческое народное творчество. Представляю себя на месте какого-нибудь практичного чукчи. Приехали. Спрашивают. Вкусно кормят. наливают водки. А у меня в запасе полторы сказки, причем одну мне в прошлом году русский гость рассказал. А этим же нужно что-то особенное. «Ага, — думаю я, ну в смысле тот чукча. — Если они спрашивают, какие сказки мне бабка рассказывала, то с самой бабкой точно не виделись. А значит если просто сейчас фигни какой наплету, то мне поверят и водки нальют, однако…» А в этот момент я, в смысле тот чукча, за которого я продолжаю думать, вижу ягодку, закатившуюся в паутину в углу… Профит. Народная сказка готова, водка выпита, закуской закушена.

kovcheg

А потом я прочитала другую, гораздо более сложную легенду. Про Всемирный Потоп и Ноев ковчег. История куда более витиеватая, чем про ягодку и пауков, однако если опустить всякие несущественные мелочи, то сюжет легенды сведется примерно к следующему: 1. Неблагодарные людишки натворили фигни. 2. Бог предупредил, чтобы фигню не творили, иначе все будет плохо (потоп). 3. Внял предупреждениям только Ной. 4. Случилась фигня (потоп). 5. Ной выжил.

Читаю сюжетец и понимаю, что я же читала сегодня уже про это чукотскую сказку! Там был мальчик, которого злой дядя-шаман все время звал петь для себя песни, а когда мальчик пел плохо, то дядя его бил. Потом мальчику помогли добрые духи, и злой дядя умер. Вместе со своей любимой второй женой и духом-лисичкой. Точнее, не умер, а укатился куда-то в тундру. Но смысл тот же — дядя вел себя плохо, случилась фигня, хороший мальчик выжил.

Хм.
Вообще, наверное, если подумать, то у любой легенды можно найти чукотский прототип. И что это значит?
Да ничего!
Просто пора уже засыпать, а то у меня в голове уже неведомо что творится…

Похожие записи

This entry was posted in Просто дневник. Bookmark the permalink.
Хотите получать обновления Территории Ванессы Ли на электронную почту?

Введите ваш email:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *